- Выключить коронавирус

Главная страница ВМ

Сергей Собянин рассказал о начале выплаты пособий по безработице

В Москве не будут разделять стационары для коронавируса и пневмонии

Перегородки разрушены на одном этаже в столичном бизнес-центре после разрыва газового баллона

Москва ввела новый порядок выплат безработным

Опубликованы уникальные фотографии Юрия Гагарина

Москва - путь к Победе! 1941-1945

«Я застраховал палец на 16 млн»: Никас Сафронов рассказал о ДТП

Какими продуктами и медикаментами надо запастись до пика эпидемии коронавируса

Почему в России не произошла эпидемкатастрофа

Екатерина Волкова: Мы смеялись над Димой Дюжевым, когда он шел сниматься в «Бригаду»

Пять главных ошибок по уходу за кожей в самоизоляции

Протоиерей Смирнов рассказал, как Благодатный огонь передадут в Москву

Работающие в Коммунарке врачи объяснили, почему не боятся коронавируса

В какие регионы России может долететь радиация из Чернобыля из-за пожаров

Как будут отмечать Пасху в 2020 году

Яна Рудковская озвучила годовой заработок семилетнего сына

«Вечерняя Москва»

«Мы выиграли, они проиграли», или Как «кинули» Горбачева

Канцлер ФРГ Гельмут Коль был так счастлив итогами визита в Москву 10 февраля 1990 года и переговорами с Михаилом Горбачевым, так он был возбужден, что, будучи не в состоянии успокоиться, отправился на ночь глядя гулять по Красной площади. Это был один из тех моментов в истории, которые называют переломными: Советский Союз, которому оставалось жить менее двух лет, устами своего лидера дал формальное согласие на объединение Германии.

Этот же день стал днем рождения мифа, который аукается нам до сих пор: якобы в обмен на объединение Германии страна-победительница во Второй мировой войне получила обещание, что НАТО не будет расширяться на восток. В том, что это именно миф, мы уже успели убедиться. И из-за этого в том числе, по мнению многих, идет сейчас война на юго-востоке Украине, - за нейтральный статус этой бывшей советской республики, против ее вхождения в НАТО.

Сейчас легко обвинять политиков тех лет: мол, то не предусмотрели, это не предвидели. Но события развивались быстрее, чем самые матерые профессионалы успели осознавать, что уже случилось. Никто в таком виде этих событий не ожидал, никто не мог подготовиться. Прошло лишь мгновение в историческом плане после визита Горбачева в ГДР в октябре 1989 года на празднование 40-летия республики. Они оказались предвосхищением ее «сороковин».

Горбачев бросил в лицо лидерами ГДР, застрявших в прошлом, дерзкие слова: «Того, кто опаздывает, наказывает жизнь». Уже через месяц пала Берлинская стена. Объединение Германии стало неизбежным. Стоять против него – все равно что встать на пути несущегося на вас паровоза. Хотя в советском руководстве были люди, которые выступали за использование Западной группы войск, как минимум, для давления на власти обоих германских государств. Но вряд ли в тех условиях это хоть как-то изменило общее направление движения.

Лидеры СССР были готовы к стремительному развитию событий немногим лучше, чем ГДР. Уже после падение стены Горбачев говорил канадскому премьеру Малруни (28 ноября) об объединении Германии: «Это не актуальный вопрос... Сегодня реальностью являются два государства, входящие в ООН и в существующие военно-политические структуры». Да и в самой ФРГ временной отсчет вели в скорее в годах, чем месяцах. План канцлера Коля, оглашенный в конце ноября 1989 года, предусматривал три этапа: заключение союзного договора между ФРГ и создание конфедеративных структур, затем образование федерации и лишь затем постепенное, поэтапное объединение Германии.

Вопрос о будущем членстве новой Германии в НАТО возник сразу. Причем в головах западных лидеров изначально тоже не было четкого плана на сей счет. Основные обсуждения шли между президентом США Джорджем Бушем-старшим, госсекретарем Джеймсом Бейкером, канцлером Колем и главой МИД ФРГ Гансом-Дитрихом Геншером. У Геншера в голове был некий довольно идеалистический план. Он был против экспансии НАТО на восток и видел будущее Европы без НАТО и Варшавского договора, вместо них должна была возникнуть новая общеевропейская система безопасности. Он привлек в союзники и Бейкера.

Родилась такая формула: политическое членство Германии в НАТО при отсутствии войск альянса на территории ГДР, плюс единая система безопасности под эгидой Совещания по Безопасности и Сотрудничеству в Европе (теперь ОБСЕ). Геншер также считал, что СССР должен получить гарантии того, что, «если поляки захотят выйти из ОВД, они не вступят на следующий день в НАТО». На переговорах в Москве 7-9 февраля 1990 года Бейкер так поставил вопрос перед Горбачевым: «Что бы вы предпочли — единую и независимую Германию вне НАТО или единую страну в рамках альянса с гарантиями того, что юрисдикция НАТО не расширится ни на дюйм к востоку от нынешних границ?»

Первое было намеком на угрозу возрождения «германского милитаризма». Второе давало понять, что НАТО не расширится даже на земли ГДР. Собственного плана у Москвы не было, словно все мозги империи уже были парализованы уже. В частности, не было поставлено ни требования нейтралитета Германии, ни вывода оттуда одновременно с советским и американского контингента. На момент прилета Коля в Москву Совет национальной безопасности США уже решил отойти от «формулы Геншера –Бейкера», сочтя, что разный военный статус для разных частей одной страны – это нонсенс (с этим трудно спорить). Колю было рекомендовано держаться жесткой линии: страна остается в НАТО целиком. Горбачев тогда не дал окончательного ответа на этот вопрос, но на объединение страны согласился. Видимо, он поверил в слова - «НАТО не продвинется ни на дюйм» или же считал, что эта проблема еще долго будет обсуждаться.

Но решение нашли быстро. И без СССР. Опасаясь, что ФРГ последует по пути Франции и выйдет из военной организации альянса, США на саммите с канцлером Колем в Кемп-Дэвиде 24 февраля 1990 года «формулу Геншера-Бейкера» похерили. Было объявлено о полноценном членстве Германии в НАТО и сохранении американского контингента в качестве «гаранта стабильности». Дело было за «малым» - уговорить Москву. В таких случаях, когда видно, как твой партнер слабеет на глазах, расчет делается на то, что он выберет деньги. Буш так говорил Колю на встрече: «К черту все это! Мы выиграли, они проиграли. Нельзя позволить им превратить поражение в победу». Коль отреагировал цинично: «В конце концов, все сведется к деньгам». «Цена вопроса» составила для Германии (она и заплатила «взятку») 12 миллиардов марок на строительство жилья для уходящих из Германии советских солдат и еще три миллиарда в виде беспроцентного кредита.

Еще несколько месяцев советская дипломатия сопротивлялась членству новой Германии в НАТО. А западные политики убаюкивали Москву разговорами о будущем единой Европы. Вот слова Геншера, сказанные летом 1990 года: «НАТО в его нынешней форме потребуется только для переходного периода, пока военные союзы не будут распущены». Глава МИД СССР Эдуард Шеварднадзе истолковал это так: НАТО и ОВД должны превратиться в единую ассоциацию коллективной безопасности. И действительно, тогда ведь никто не предлагал странам Восточной Европы войти в НАТО, да и сами они о таком не мечтали.

Однако иллюзиям Геншера (в которые он, видимо, верил искренне) не суждено было сбыться. В договоре стран-победительниц во Второй мировой об урегулировании германского вопроса от 12 сентября 1990 года хотя и был отмечен «особый военный статус» восточных территорий (то есть отсутствие войск НАТО и ядерного оружия) вплоть до вывода советских войск к 1994 году, ни слова не было сказано о потенциальном членстве восточноевропейских стран в НАТО. Само же объединение Германии было завершено уже 3 октября 1990 года.

Собственно, эта история о том, что на равных договариваются только с сильными, а слабых либо «кидают», обманывают, либо бьют.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

313 +43 (за сутки)

Выздоровели

6698 +857 (за сутки)

Заразились

38 

Умерли

Игорь Воеводин

Кто есть кто — покажет карантин

Ольга Кузьмина  

Жизнь в ярком солнечном свете

Оксана Крученко

Без защиты, но в маске

Ирина Алкснис

Оптимистичный знак от президента

Анатолий Горняк

Гайки завинтить придется

Мехти Мехтиев

Когда денег слишком много

Юлия Зименко

Карантин с ребенком, или Игры на выживание

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

8 апреля – День Российской анимации и цыган