Главное
Карта событий
Смотреть карту

Из истории милосердия и преступлений против него

Общество
Из истории милосердия и преступлений против него
Фото: «Вечерняя Москва»
По поводу даты основания одного из самых выдающихся заведений Москвы – Марфо-Мариинской обители милосердия – есть разночтения. Одни считают датой основания февраль 1909 года, когда там появились первые насельницы. Другие – 21 апреля (по новому стилю), когда епископ Трифон посвятил первые 17 сестер во главе с Великой княгиней Елизаветой Федоровной в крестовые сестры, а спустя пару дней эта одна из самых легендарных женщин времен поздней Российской империи была возведена в сан настоятельницы. Монастыря?

Тут нужны уточнения: Марфо-Мариинская обитель имела статус ставропигиального монастыря, такой статус делал его независимым от местной епархиальной власти и подчиненным непосредственно Патриарху или Синоду. В конце ХIХ века в России осталось всего шесть таких монастырей, включая, например, Соловецкий. Все они были мужскими. Четыре из них располагались в Москве (Новоспасский, Донской, Симонов и Заиконоспасский).

Путь Елизаветы Федоровны (как и последняя русская императрица, она приходилась внучкой британской королеве Виктории) был трагическим. Благотворительностью начала заниматься еще в годы русско-японской войны, будучи замужем за Великим князем (братом Николая Второго) Сергеем Александровичем, генерал-губернатором Москвы. Она отправляла на фронт санитарные поезда, продовольствие и т.д.

Великий князь был убит в феврале 1905 года бомбой, брошенной эсером Иваном Каляевым (в Москве почти 70 лет существовала улица, названная в честь убийцы, переименована в 1992 году в Долгоруковскую). После смерти мужа княгиня полностью отходит от светской и дворцовой жизни, отдает часть своего имущества и драгоценностей казне и родственникам, а на оставшиеся средства (в том числе полученные от продажи роскошного особняка на Фонтанке в Петербурге) приобретает большой участок с усадьбой и садом на Большой Ордынке, где и была основана обитель.

Некоторые постройки (Псковский собор в 1912 году) были возведены по проекту архитектора Щусева (да, того самого, который спроектирует Мавзолей Ленину, таковы гримасы истории). Расписывались они выдающимися художниками Михаилом Нестеровым и его учеником Павлом Кориным. Кстати, второй был женат на одной из бывших сестер обители.

Как такое возможно? Возможно, ибо это был не совсем «классический монастырь. В обитель принимались православные девушки и женщины не моложе 21 и не старше 45 лет. К началу Первой мировой войны число сестер там достигло почти сотни. Они не давали монашеских обетов, не облачались в черное, могли выходить в мир, могли покидать обитель и выходить замуж. Могли и постричься в монашество. Сама Елизавета, разумеется, приняла монашеский постриг. Посвящал ее в монашество митрополит Владимир. В январе 1918 года его зверски убьют победившие революционеры в Киеве.

Сестры посещали дома бедных, даже ночлежки знаменитого «криминального центра Москвы» - Хитрова рынка. Они ухаживали за больными и ранеными, определяли бездомных детей в приюты. Обитель и сама служила бесплатной больницей для бедных, притом считалась одной из лучших в Москве. На бесплатных курсах обучали медсестер, нуждающимся бесплатно выдавали лекарства, проводили мало где практиковавшееся в то время электролечение, делали массаж, уколы, даже оперировали.

Причем сама Елизавета Федоровна часто ассистировал при операциях. Она открыла приют для неизлечимо больных  туберкулезом (ее супруг страдал от костного туберкулеза), притом нисколько не стараясь избегать близких контактов с чахоточными. При обители были открыты приют для сирот, воскресная школа и столовая для бедных. Не менее трехсот человек там ежедневно получали бесплатные обеды.

Елизавета Федоровна отказалась уезжать из России, когда случилась революция. Она считала, что дело свое бросить не может, да и не закончила. Собственно, даже необычный по тем временам статус сестер милосердия, работавших в обители, не успели до конца определить. Его должны были утвердить на Поместном Соборе 1918 года. Но Собор был разогнан большевиками.

Хотя поначалу революционные власти обитель не трогали. Столь велик был ее авторитет. Более того, помогали с продуктами и лекарствами. Но железная логика красного террора взяла свое. Сначала потребовали составить списки проживающих и пациентов. Потом начались аресты работников больницы. Потом детей-сирот изъяли и отправили в «светский» детский дом. А потом пришли и за Елизаветой Федоровной.

Патриарх Тихон дал ей последнее благословение на второй день после Пасхи в апреле 1918 года. Посещение опального патриарха и стало, видимо, поводом для ареста. Прибывший на место отряд латышских стрелков не дал и двух часов на сборы, о которых просила настоятельница, только полчаса. 18 июля 1918 года, на второй день после казни царской семьи, Елизавета Федоровна была сброшена живой в шахту недалеко от города Алапаевска. Вместе с другими узниками.

Марфо-Мариинская обитель как-то протянула до 1926-го года. Затем два года там была «светская» поликлиника, где трудились в том числе бывшие сестры. А потом все окончательно разгромили. Сестер сослали кого в Туркестан, кого под Тверь. В соборном храме устроили кинотеатр, потом там поселились чиновники из Санпросвета.

Фрески Нестерова закрасили краской, а в алтаре водрузили огромную статую Сталина. После войны в постройках разместились Государственные реставрационные мастерские, позже - центр им Грабаря (все же реставрировали древнерусские иконы), была лаборатория Всесоюзного института минерального сырья и даже кабинет лечебной физкультуры с оборудованным в помещении бывшего храма спортзалом. Такая вот своеобразная «дань» прежней деятельности обители.

Комплекс был возращен Московской патриархии в 90-х, хотя выезд Центра Грабаря затянулся до 2006 года. Сегодня работу Марфо-Мариинской обители можно считать полностью восстановленной согласно замыслам Елизаветы Федоровны. Как и прежде, там проживают два типа сестер: те, кто приняли монашеский постриг, и сестры милосердия, женщины-мирянки, посвященные по особому чину. Который, наконец, был утвержден Святейшим Синодом именно для Марфо-Мариинской обители милосердия в мае 2014 года.

Она вновь преобразована в ставропигиальный женский монастырь, а в вопросах социального служения и дел милосердия подчиняется напрямую Патриарху. В обители действует центр реабилитации детей с ДЦП, группа дневного пребывания для детей-инвалидов. Имеется детский дом для девочек и православная гимназия, где обучаются более двухсот учащихся. А еще у Марфо-Мариинская обитель имеет около двадцати отделений, работающих по её уставу, по всей стране, а также в Белоруссии и на Украине. О чем, наверное, княгиня Елизавета Федоровна, начиная это дело, могла лишь мечтать.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты