Гримасы естественного отбора

Гримасы естественного отбора

Общество
На фоне непрекращающихся скандалов, связанных с сексуальными домогательствами, глотком веселящего газа проскочила новость о том, что в Голландии разрабатывается новое мобильное приложение, позволяющее запрашивать согласие на секс.

По задумке создателей, новинка позволит людям быстро и просто обсудить и договориться, как именно они будут реализовывать то, к чему их подталкивает основной инстинкт. В описании сообщается, что один пользователь приложения сможет отправлять другому (или другим) запрос о согласии на секс с помощью популярных мессенджеров, а в перспективе — и обычной эсэмэской.

В приложении предусмотрен набор опций, охватывающий достаточно широкий спектр сексуальных предпочтений, от банального использования презерватива до БДСМ. То есть вам на смартфон падает уведомление, вы отмечаете устраивающие лично вас пункты и подтверждаете свое согласие. Либо отвечаете отказом. Просто и удобно. Жмешь на кнопку — получаешь результат. Или не получаешь.

Достигнутая предварительная договоренность не является офертой: каждая из сторон может в любой момент передумать и отказаться без объяснения причин и каких-либо юридических последствий. В чем же прелесть этого еще не существующего, но уже достаточно широко обсуждаемого сервиса? Давайте вспомним, как все происходит в живой природе.

Приматолог Франс де Вааль в своей книге «Политика у шимпанзе. Секс и власть у приматов» рассказывает, что ухаживания среди взрослых шимпанзе почти всегда инициирует самец. «Он встает на небольшом расстоянии (1-2 метра) от самки в течке. Садится с прямой спиной и широко расставленными ногами, чтобы его эрекцию было легко заметить», — пишет зоолог. Если самка обращает внимание на самца, он разводит руки в приглашающем жесте — и та принимает приглашение. Или не принимает.

А теперь вспомните истории, которые рассказывают про продюсера Харви Вайнштейна, комика Луи Си Кея и иже с ними. Так уж ли эти мужчины своим поведением отличаются от самцов шимпанзе?

Самый распространенный и при этом наиболее безграмотный контраргумент: мы же люди, а не обезьяны. С точки зрения биологии это не так. Кто бы там что про себя ни воображал, мы — приматы. Генетически мы совпадаем с гориллами, шимпанзе и бонобо более чем на 98%.

На это обычно возражают, что в своем развитии мы, человеки, шагнули неизмеримо дальше наших ближайших родственников по эволюционному древу. Где они, которые еще с пальмы не слезли, и где мы — с учетом всех достижений нашей современной высокотехнологичной цивилизации? Особенно, если говорить о странах первого мира (т.н. золотой миллиард) и выборочно — странах третьего мира, к которому сегодня на Западе относят и Россию? Если не врать себе, то демографически — в глубокой за…, простите, дыре.

Придумка голландцев возвращает придерживающееся традиционной ориентации большинство (причем, учтите, большинство, подавленное и измученное массовыми сексуальными неврозами) к незамутненному эволюционному истоку. И делает это на качественно новом технологическом уровне! Если обезьяны для привлечения потенциального сексуального партнера вынуждены использовать те же примитивные приемы, что и 4,5 миллиона лет назад, то представители вида homo sapience вскоре легко и непринужденно смогут делать то же самое помощью своих любимых гаджетов. И им даже не нужно приближаться друг к другу на столь необходимые для шимпанзе метры!

Надо сказать, что западная общественность приняла сообщение о перспективной новинке неоднозначно. Помимо позитивных откликов хватает и критических. Одни сокрушаются, что разработка голландцев напрочь убьет всю романтику отношений. Другие (и такие голоса звучат существенно громче), что она будет работать на исключительно на пользу всех этих мерзких харви вайнштейнов, которым станет проще оправдываться в суде.

При этом последние как-то забывают, что базовые биологические законы никто не отменял. «В эволюции все довольно просто и цинично, — отмечает в своей книге «Как мозг заставляет нас делать глупости» популяризатор науки, биолог по образованию Ася Казанцева. — Если какие-то гены увеличивают вероятность оставить много потомства, то они будут с каждым поколением распространяться все шире и шире. Если гены, наоборот, снижают вероятность успешного размножения, то со временем они будут встречаться все реже и реже. Этот принцип касается не только банальной анатомии и физиологии, но и поведения».

Так что, у людей, которые станут использовать приложение по его прямому назначению и к обоюдному удовольствию, статистически больше шансов продолжить род и распространить свои гены дальше, нежели у непримиримых борцов с сексуальными домогательствами. Такая вот гримаса естественного отбора.

А что до нас, романтиков, то мы, думаю, и сами уж как-нибудь разберемся. Старым дедовским способом.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen