Перегретые дети

Перегретые дети

Общество
Он сидел наискось от меня, вагон метро покачивало, и тяжелые опушенные мехом ботинки на его ногах мерно стукались друг о друга каблуками.

Пацану было лет 12, еще не подросток – но уже близко. Красноватое лицо, джинсы, теплая синяя куртка, синяя шапка тонкого трикотажа. Он потянулся к ней рукой, и сидящая рядом бдительная мать-орлица резко набросилась на него: нельзя снимать! Я не слышала слов – но буквально почувствовала это шипение, так искривился ее рот.
Картину эту я наблюдала в метро, на красной ветке, 3 мая, температура за бортом +22. На месте мальчика я в свои 12, наверное, выбросила бы шапку за окно. Моя собственная дочь не надела бы шапку по такой погоде, приди мне в голову идея утеплить ее в плюс 22. Но тут чужая жизнь, не вмешиваться же в воспитание постороннего ребенка. Может, он болеет, а мама боится сквозняков. Вон сама одета… ну уж никак не по нынешнему маю. Хотя даже мерзлявый человек по этим погодам запарится в стеганой куртке. Но мало ли, вдруг у них так принято, не снимать теплого до окончания календарной весны.

Игнорировать не получилось – на очередной остановке в двери со стороны теплого мальчика влетела компания с детьми. Женщины и маленькие – лет по пять – девочки в легких платьях. Мужчины и такие же маленькие мальчишки - в клетчатых рубашках, пожилые люди в светлом. Их всех словно внесло ветром с их самокатами, рюкзаками, какими-то лентами и воздушным шариком. Казалось, что они заполнили полвагона, - есть такие люди, знаете, один за пятерых. «Воздушные» дети сели рядом с теплым мальчиком. Они вертелись, девочки трясли хвостиками, становились на сиденье коленками и смотрели в черноту тоннеля, а потом настала станция «Воробьевы горы». Со сверкающим стеклом, металлом, блеском воды, а вон и теплоходик видно! К окнам прилипли даже взрослые.

И только теплый мальчик снова получил «по носу» от мамы. Из-под шапки на теплом мальчике показались капли пота. Мама заботливо достала платочек и вытерла ему лоб. Мальчику было неудобно, словно его усадили рядом с чем-то неприличным, или он сам был этим неприличным. Веселые мелкие дети не обращали на него внимания, мама взяла его за руку, и они ушли, почти остановку простояв перед дверьми, занимая место «на выход».

Так хотелось взять эту маму за руку, и разрешить ей самой посмотреть в окошко, снять куртку, в которой жарко, не дергать бесконечно сына… Наверное, у нее были свои причины. Она была похожа на снежную королеву, гордо глядящую ровно перед собой. И наверняка знала что-то такое, чего люди вокруг легкомысленно не понимали – а потому глупо раздевались, бегали, лезли во все окна, катались на самокатах.
Скорее всего, без таких вот мам (ну почти таких) никто бы не дожил до взрослого возраста: заболели, поразбивались, поотравлялись, повыпадали из окон. Но, скорее всего, перегретому мальчику от этого не легче. Как он гуляет сейчас там, по жаре, в своих меховых ботах и синей трикотажной шапке?..

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen