- Город

Главная страница ВМ

Чем удивит гостей фестиваль «Путешествие в Рождество»

Опубликовано видео с места смертельного ДТП

Почему нужны леди-машинисты

Фото последствий крупного пожара в Москве

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

«А у нас газопровод»: Зеленский спустя два дня ответил на реплику Путина

Спасти еду, чтобы спасти людей

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Топ-5 событий Москвы 2019 года

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Диетологи рассказали, какие блюда должны быть на новогоднем столе

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Христианин должен проявлять самоотверженную любовь

При чтении апостольских наставлений о том, как христиане должны относиться друг к другу, возникает вопрос: одинаковое или разное должно быть у нас отношение к братьям по вере и к последователям иных вероисповеданий или неверующим людям? 

Много веков назад к преподобному Варсонофию Великому пришел мельник, чтобы разрешить свое недоумение. Сам он был христианином, а один из его заказчиков принадлежал к числу евреев, не признающих Христа. Хозяин хотел узнать, молоть ли привезенное этим евреем зерно, ибо он — тоже человек, или отказаться, потому что он заодно с гонителями Господа. Святой дал ему мудрый совет: «Если Бог на твои поля посылает дождь, а на его — нет, то и ты ему откажи. А если Бог в равной мере заботится о вас обоих, то и ты одинаково старайся как для себя, так и для него, и для других людей».

Преподобный Варсонофий, как духовно опытный подвижник, учит нас заботливо относиться ко всем людям независимо от их принадлежности к Церкви. Но почему в апостольских посланиях столько внимания уделено внутренним отношениям христиан между собой? Так, апостол Павел пишет христианам Рима: «Будьте братолюбивы друг к другу» (Рим. 12, 10). Это было время созидания христианских общин, и апостолы объясняли новообращенным, как в них выстраивать свои отношения, как себя вести в христианском сообществе. Но это не значит, что одни правила были установлены по отношению к своим, и совсем другие — к внешним. 

В первые века люди приходили в христианство из языческой среды, в которой господствовали совсем другие принципы: выгоды, мены, торга, когда человек мог рассчитывать на помощь, только если помогает сам. Римское общество жило по правилу, которое вошло в поговорку: «даю тебе сейчас, потому что ты мне дашь впоследствии». И Господь упоминал об этих отношениях, когда говорил, что язычники дают взаймы, чтобы потом воспринять равное, любят любящих их и приветствуют только своих (ср. Лк. 6, 32—34; Мф. 5, 47). 

Отношения торга распространялись даже на религиозную сферу. Языческим богам приносились жертвы с тем, чтобы и они, в свою очередь, помогли своим адептам. А если тот или иной бог, «получая» от своих почитателей все причитающиеся ему жертвы, все-таки не исполнял просимого, то его можно было подвергнуть наказанию: от души высечь его статую за плохое отношение к своим обязанностям. 

Воплотившийся Сын Божий говорит, что Истинный Бог — Творец этого мира ищет в людях совсем иного почитания — поклонения «в духе и истине» (Ин. 4, 23). Так же и по отношению к людям Христос дает Своим последователям совершенно новую заповедь о любви к врагам: благословлять проклинающих, благотворить ненавидящим, молиться за обидчиков и гонителей, чтобы усыновиться Богу (см. Мф. 5, 44—45). 

В современном обществе, впитавшем христианские ценности, недопустимо проявлять не только презрение, но даже нетерпимость к людям иных религиозных взглядов, принципов жизни или вызывающих антипатию по тем или иным причинам. Но люди по-прежнему склонны заботиться прежде всего о себе, стремиться ублажить свою душу и тело. Помогать другим они готовы ровно настолько, насколько это приятно и удобно им самим. Если надо пожертвовать своими силами, временем, деньгами, человек десять раз подумает, пойти ли помогать или найти компромисс со своей совестью. 

Это реальная проблема, которую надо в себе видеть. Ведь Христос ждет от христианина конкретного выражения любви и к единомышленникам, и к врагам: с вынуждающим пройти с ним одно испытание, идти два, одалживать, не надеясь получить долг обратно, и т.п. (см. Мф. 5, 41—42). Истинного последователя Христова отличает пренебрежение себялюбием, стремление все свое — силы, время, способности — отдать на служение ближнему. 

В Патериках описано немало примеров бескорыстия, когда подвижники легко отдавали все свое имущество чужим людям, подчас своим грабителям. Такие поступки святых потрясали даже зачерствелые души разбойников и пробуждали в них покаянное чувство — первое, с чего начинается духовное возрождение. Но для многих современных христиан естественное для святых поведение — заоблачные вершины, на которые не только взойти, но даже смотреть — голова кружится. 

Преодолеть зазор между словами Христа и нашей повседневной жизнью можно только благодатной силой Божией, восполняющей человеческую немощь. Тот, кто пробовал «поднимать» заповеди, жить по ним в реальной жизни, уже не умозрительно, а на собственном опыте понимает изречение святых отцов: «тщательное исполнение заповедей научает человека видеть его немощи». Познав свое бессилие, человек не формально, а искренно призывает помощь Божию и, получая ее, не тратит попусту. 
Вся христианская аскетика, включая молитву, посты и другие духовные упражнения, приобретает для него живой насущный смысл. Такой человек, получив благодать Божию, старается рачительно расходовать ее на заботу об окружающих. Через благожелательное, уважительное, милосердное отношение к другому человеку христианин выражает свое стремление сохранять единство с Богом, Который послал ему именно этого человека. Русский подвижник преподобный Силуан Афонский предупреждал: «Если брата своего возненавидел, то, значит, отпал ты от Бога, и злой дух овладел тобою». 

Надо подчеркнуть, что христианская любовь продиктована вовсе не тем, что иной человек чем-либо симпатичен или полезен, или может воздать добром, а исключительно тем, что он — носитель образа Божия. Этот образ бывает спрятан очень глубоко или искажен до неузнаваемости злобой, несносным характером, двуличием и другими немощами человеческой натуры. Но мы должны позаботиться о нем, как позаботились бы о Христе, окажись Он на его месте. Тем самым мы служим Господу, Который попустил нам встретить этого человека на нашем жизненном пути. 

Как поведал Спаситель, на Страшном Суде Он не будет спрашивать, сколько постов ты выдержал, как строго постился, сколько раз посетил храм, регулярно ли читал молитвенное правило. Он спросит, оказал ли ты другому человеку ту помощь, в которой он нуждался (см. Мф. 25, 34—36). И неважно, верил ли тот человек во Христа или нет. Об этом же говорит и евангельская притча о милосердном самарянине: тот, кто спас жизнь умирающему, был язычником, но лишь он поступил правильно. 

Господь говорит каждому из нас: «Иди, и ты поступай так же» (Лк. 10, 37). Почему же Христос ставит нам в пример язычника? Потому что христианин должен проявлять самоотверженную любовь по отношению к другому человеку вне зависимости от его вероисповедания. Следовательно, надо не заниматься самооправданием, а стараться, как можно чаще прибегая к благодатной помощи, приблизиться к высокому евангельскому идеалу духовного совершенства (см. Мф. 5, 48). Пока есть время.

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Большой театр обвинили в расизме

Георгий Бовт

Денег что-то многовато

Никита Миронов  

Корпоратив или премия? Конечно, корпоратив!

Игорь Воеводин

Наш флот мог бы быть сильнейшим в мире

Сергей Лесков

Как проходила эволюция галактик

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства