Подрубленные корни
Владимир Ратманский / Фото: Ивандиков Игорь

Подрубленные корни

История
Недавно оказался в отреставрированной московской усадьбе c более чем 200-летней «родословной», принадлежавшей до 1917 года купцам первой гильдии Четвериковым, и… сталкиваюсь с прямым потомком московских купцов и фабрикантов Четвериковых, Алексеевых, тульских купцов Добрыниных — доцентом МГУ Натальей Добрыниной.

И погрузился в толщу истории России по уши. От некогда гремевших на всю страну фамилий людей, фактически создавших отечественную экономику XVIII–XIX веков, гудит в ушах.

Рябушинские, Мамонтовы, Морозовы, Гучковы, Губонины, Елисеевы, Пржевальские... Фантастика! После того как купцов и фабрикантов «вывели как класс», сегодня фамилии своих знаменитых предков носят, оказывается, единицы.

Их родителям, да и им самим из-за своего родства с некогда всесильными предшественниками — владельцами заводов, газет, пароходов выпала нелегкая судьба. В ссылках, страхе за детей. «Я потрясен, я волнуюсь, мне кажется, я снова в детстве, — восклицает один из самых известных уже в наше капиталистическое время коммерсантов Дмитрий Зимин, основатель, а ныне почетный президент компании «Вымпелком». Он прямой потомок старинного купеческого рода Зиминых, владельцев знаменитых орехово-зуевских мануфактур.

А по линии матери — потомок не менее знаменитого рода Гучковых. Его бабушка была двоюродной сестрой Александра и Николая Гучковых. Первый из них — видный русский капиталист, председатель 3-й Государственной думы. Николай Гучков, так же как и отец братьев — Ефим, избирался городским головой Москвы.

Евгений Сугак, праправнук Петра Бахрушина, основателя суконных мануфактур и известного благотворителя, — профессор Московского строительного госуниверситета.

Сергей Чернышев, правнук известнейшего промышленника, режиссера, как сказали бы сейчас, продюсера Саввы Мамонтова, — профессор, доктор геолого-минералогических наук. Елена Андреева, праправнучка крупнейшего промышленника — «миллионщика», как тогда говорили, Павла Рябушинского, — кандидат сельскохозяйственных наук.

Нынче Россия пока только мечтает о тех временах, когда рубль смог бы стать конвертируемой валютой. А ведь в 1923 году тогдашний нарком финансов Григорий Сокольников сумел провести уникальную финансовую реформу и ввел в обращение золотой червонец — твердую валюту, приравненную к десятирублевой золотой монете царской чеканки.

Червонец был обеспечен как золотом и драгметаллами, так и товарами, которые можно было легко реализовать.

Дочь Сокольникова — Гелиана Тартыкова не помнит отца, она трудно жила, она не стала финансистом — трудилась педагогом. Показывает новый двухтомник экономических трудов отца. «Знаете, библиотека Конгресса США заказала эти книги», — замечает она.

От славных имен осталась лишь память. Да Общество купцов и промышленников, которому на днях исполнилось 20 лет. Грустная история. Подрубленные корни России...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news