Наша жизнь — это кастинг
АНДРЕЙ МАКСИМОВ - ТАСС.jpg / Фото: ИТАР ТАСС

Наша жизнь — это кастинг

Культура
Правильно говорят в спектакле «Кастинг» Московского армянского театра под руководством Славы Степаняна такие слова: «Вся наша жизнь — это кастинг». Возражения против этих слов автора и режиссера пьесы Ники Квижинадзе есть? У меня нет.

Кастинг есть и на наше зрительское внимание. И, как в любом кастинге, здесь побеждает не тот, кто самый талантливый, а кому повезло, кто, как нынче принято говорить, в тренде.

«Кастинг», который идет на сцене Театрального центра имени Высоцкого, существует вне театральной моды, а сам по себе этот факт — уже серьезная заявка на то, что он живой и интересный.

«Кастинг» — это моноспектакль, монолог актрисы о своей, понятно, нелегкой жизни.

Про легкую жизнь актрисы разве можно спектакль поставить? Но уже к концу спектакля выясняется, что Ника Квижинадзе, может, сознательно, а может, и нет, нас обманул: это история женщины, в жизни которой есть и трагедии, и радости. Но видит она только трагедии.

История человека, который любит страдать.

Героиня спектакля переиграла чуть ли не весь великий женский театральный репертуар, даже сыграла «Гамлета», имела кучу романов, которые сама же (чаще всего) и прерывала… Но всегда страдала. Удивительно, но смерть сына, кажется, задевает ее даже меньше, нежели истории, связанные с театром или с мужчинами.

Лира Айларова получила удивительную роль — час сорок на сцене, по ходу дела превращаясь то в Медею, то в Гамлета, то в Дездемону, и при этом постоянно оставаясь главной героиней — Актрисой.

Айларова с ролью справляется блестяще. Она — разная, и это самое главное. На самом деле этот спектакль не только (а может быть, и не столько) о театре — он о жизни женщины вообще.

Сыграть «женщину вообще» — конкретно, так, чтобы ей можно было сопереживать, страдать за нее, — нелегкая задача. Айларова с ней справилась.

Вместе с актрисой на сцене два безмолвных персонажа, две маски, блестяще пластически сыгранные Дмитрием Первушиным и Алексеем Самойловым.

Руководитель Московского армянского театра Слава Степанян пустил на свою сцену драматурга, поставившего собственную пьесу. Рискованное дело. Но он выиграл.

Не могу сказать, что в спектакле Квижинадзе нет недостатков. Есть. Но главное — он искренний, и добирается он не только до ума, но и до души зрителя. А это, в сущности, самое главное.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news