Обнять и… идти дальше
Ольга Кузьмина / Фото: IVANDIKOV IGOR

Обнять и… идти дальше

Общество
Говорят, традиция обнимать 21 января даже незнакомых людей, даря им таким образом тепло, нежность и внимание, была положена тридцать лет назад, в 1986 году, в Америке. И для американцев, и для европейцев подобные «обнимашки» давно не внове. Мы же – другие, к подобным проявлениям человечности пока привыкаем с трудом. Хотя, конечно, стараемся.

Вообще в отношении к обнимашкам и аналогичным проявлениям «открытой радости» - тем же улыбкам - и кроется, мне кажется, разница в нашем и западном менталитетах. Ладно сейчас, когда большинство из нас хоть краем уха, но слышали про Международный день объятий. Но представьте себе ситуацию лет этак десять назад: заходите вы, скажем, в метро и кидаетесь на шею первому встречному. Хорошо, если сочтут за сумасшедшего и не сразу дадут в глаз! Или – кидаются обнимать вас. Еще и не разберешь, что хуже и страшнее…

Улыбку на 32 зуба западного, а точнее американского образца, не раз называли символом неискренности. Возможно, не беспочвенно: уж больно, порой, не-солнечны на деле их обладатели. Но это - часть их менталитета, не позволяющего выписывать чужим пропуск в свой внутренний мир, «расстегиваться на все пуговицы», раскрываться перед незнакомым человеком.

Наш менталитет – это сочетание открытости, склонности к «вагонным спорам» и способности рассказать о себе малознакомому человеку, но при этом – абсолютная внешняя зашторенность. Наше все – идти по улице с каменным лицом, плотно сжатыми челюстями и выраженной даже внешне решимостью не дать улыбке прорваться наружу. Ни за что не дать, хоть тресни! Золотой середины, похоже, нет. Либо – их нарочитая «улыбка», либо наша основательная, вязкая мрачность.

…Утром по дороге на работу считала улыбки в метро. На эскалаторе – ни одной, даже когда случайно встречаешься взглядом. Допускаю, что когда мне было двадцать, на мою улыбку отвечали с большим энтузиазмом, чем сейчас, но понимаю, что и сама, хохотушка по жизни, стараюсь не улыбаться незнакомым людям, чтобы как минимум не вызвать изумления и не прослыть блаженной.

За тридцать минут пути – три улыбки. Зато чудесные. Одна порхала бабочкой на Арбатской, воссияв после полученной sms-ки. Другая влетела в вагон на Чеховской и расцвела в ответ на не по моде уступленное место. Третья неожиданно возникла на Савеловской - в ответ на… грубость на эскалаторе. Я испугалась – сейчас сочтут за издевку, но нет – будто растворенное улыбкой хамство выпало в осадок и утекло струйками.
Их было три. Три улыбки! Но они были прекрасны.

День объятий, по идее, должен рождать улыбки сотнями, если не тысячами. Конечно, можно прийти в изумление, если тебя сгребет в охапку незнакомый человек. Но, во-первых, человек плохой вряд ли так сделает. А во-вторых – попытайтесь понять, что никакой агрессии и попытки нарушить личное пространство за этим не стоит. Просто вам – именно вам, а не кому-то еще – решили подарить кусочек тепла. Это случается нечасто, но случается. И потому – примите его. И сами не заметите, как вспыхнет на лице улыбка, от нее – вопреки всем менталитетам – зажгутся и другие, сотни других. А с ними жить намного светлее.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции "Вечерней Москвы".

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news