Расплата за бунт

Общество
На Болотной площади 21 января 1775 года было людно — яблоку упасть негде. Еще бы — казнили самозванца Емельку Пугачева. Того самого, который вместе с подельничками, назвавшись государем Петром III, два долгих года чинил смуту по всей стране, пролив несчетное количество русской крови.

Стоит признать, что, несмотря на зверства, которые творили восставшие, к Емельяну Пугачеву и одному из его ближайших сподвижников, Афанасию Перфилину, отнеслись с известной долей гуманизма. И изменили мучительную процедуру четвертования, сначала отрубив приговоренным головы, а уже потом — остальные конечности. Тогда как земляк Пугачева, лидер другого восстания, Стенька Разин, такой милости удостоен не был.

В годы советской власти из Пугачева, по сути, лепили народного героя. Его именем назывались улицы и даже целые города. Он представлялся своего рода предвестником революции, борцом с ненавистным режимом.

Вот чего только на счету этих «борцов с режимом» нет. Массовые расстрелы и повешения. Жестокие пытки, грабежи и насилие. Предание огню целых городов. Все то, что жители нашей многострадальной страны смогли увидеть и прочувствовать на себе полтора столетия спустя.

А представьте на минутку, что неожиданно бунт увенчался успехом. Взяты Москва и Петербург. Головы Романовых выставлены на кольях на всеобщее обозрение. Тогда опричнина Ивана Грозного показалась бы по сравнению с этим невинной игрой.

Расплата за бунтАлексей Зернаков - зайка / Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

А французские якобинцы со своей гильотиной могли бы брать у пугачевцев уроки террора. Правда, и страны нашей как таковой вскоре тоже не стало бы. Ее растащили бы по кускам алчные соседи — попытки разной степени успешности мы можем наблюдать во время всех великих смут, сотрясавших Россию. А конец Пугачева был бы таким же.

Любой бунт без подпитки извне обречен на поражение. А его лидеров, этаких «калифов на час», всегда ждет одна судьба. И дай бог, чтобы палачи оказались к ним милостивы, как к Пугачеву. К сожалению, примеры из современной истории особым милосердием не блещут...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news