Список делу точно не поможет
Политолог Георгий Бовт, колумнист «ВМ» / Фото: Анна Иванцова, «Вечерняя Москва»

Список делу точно не поможет

Общество
На днях под председательством патриарха Кирилла было создано Общество русской словесности.

Не то чтобы такой организации до сей поры не было — в 1992 году академик Дмитрий Лихачев воссоздал Общество любителей российской словесности. И патриарх в своей речи воздал должное заслугам академика. В выступлении Кирилл остановился, кажется, на всех больных точках современного российского образования в части преподавания русского языка и литературы. В этом с ним, собственно, не о чем спорить.

В то же время одно предложение, прозвучавшее на заседании Патриаршего совета по культуре, достойно того, чтобы остановиться на нем подробнее. Речь о формировании некоего единого списка литературы для изучения учениками школ. По аналогии с английским понятием guide lines — «направляющие линии». У нас сейчас полюбили все «единое». Сначала историю. Теперь вот литературу.

С одной стороны, в условиях, когда подрастающее поколение читает все меньше и меньше, хочется, чтобы был хоть какой-то «гуманитарный минимум». С другой стороны, возникает вопрос: насколько все же едино духовное пространство столь разных регионов России, как, скажем, Кавказ и Бурятия? Также есть опасность, что многие учителя единый список будут воспринимать буквально как исчерпывающий, а не входящие в него книги как условно «не рекомендованные». Поскольку у нас на практике действует чаще не принцип «разрешено все, что не запрещено», а другой — «разрешено только то, что разрешено официальным решением». Еще живо поколение людей, которые помнят именно советские списки. Патриарх Кирилл, кстати, очень тепло отозвался в своей речи о советском образовании в части преподавания русского языка и литературы. Нынешние, составленные уже при деятельном участии церкви, будут наверняка сильно отличаться от советских, вызывая вопросы у «советских поколений». Да и время изменилось. Тогда, скажем, было немыслимо изучение работ Солженицына и Булгакова, а нынче их литературные произведения «реабилитированы». Интересно также, под каким названием будет — и будет ли вообще — включена в список сказка Пушкина «О попе и работнике его Балде». Заменят ли попа на купца, как уже происходило «на местах»? Как церковь отнесется к присутствию в списке произведений отлученного от нее в свое время Льва Толстого? Будут ли в единый список для Чечни и Дагестана включены стихотворения Лермонтова «кавказского цикла»? Как и «Хаджи Мурат» Толстого. Остается открытым и вопрос о том, как будут поступать с теми учителями, кто будет отходить от единого списка. Дури у наших чиновников от образования бывает на практике побольше подчас, чем у советских. От них всего можно ожидать. Что, впрочем, видится совершенно бесспорным, так это создание любых именно рекомендательных списков для чтения от любых значимых общественных организаций, включая церковь. И никто, конечно, не отменит списков именно обязательной литературы, от самого Министерства образования.

Мнение колумниста может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы».

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Колонка Сергея Шаргунова, писателя, члена Общества русской словесности

Базовый перечень книг для школы необходим 

Первый вопрос, возникающий у многих, вполне предсказуем: почему организатором создания Общества русской словесности выступила Русская православная церковь? Ответ, однако, лежит на поверхности: ее об этом попросил президент.  Именно он высказал просьбу святейшему постараться организовать и взять под свою опеку разнообразные литературные составляющие нашего большого сложного культурного пространства.

Современный литпроцесс невероятно раздроблен, посечен на фракции. И в этом смысле общество, как и тот же Патриарший совет по культуре, собирающий людей разных воззрений, могло бы способствовать тому, чтобы важнейшие темы — благородства и милосердия — перерастали в практические деяния. (далее)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news