Костыли бесплатно
Игорь Ивандиков – старший фотокорреспондент «Вечерней Москвы». В газете работает с 1991 года. Поклонник рок-н-ролла и Кирила Бонфильоли. / Фото: Олег Бурнаев, «Вечерняя Москва»

Костыли бесплатно

Общество
«Блокнот Гарика» появился в газете больше трех лет назад и сразу стал популярным. Автор Игорь Ивандиков вместе с главным героем своих записок Синяковым неутомимо исследует московскую жизнь.

Вылет в пять утра, выезд из дома в час. Постоял над спящей женой: «Катя, вполне возможно, что я вернусь из этой поездки другим. Надеюсь, ты примешь меня любым».

Пятую осень подряд мы с Синяковым оставляем семьи и отправляемся на неделю в теплые страны. Раньше третьего дня я до моря обычно не дохожу. Но в этот раз, на Кипре, внутренний голос погнал меня на берег в первый же день после обеда в гостинице. Синякова впечатлило.

Нашли безлюдную перед закатом бухточку, и я даже два раза окунулся выше колен. Уходя, подружились с владельцем лежаков по имени Андреас. «Парни, для вас лежаки бесплатно!», кричал нам вслед Андреас.

Тогда я не знал, что вижу эту бухту в последний раз.

Вернулись в номер и решили пройтись по магазинам. Нам были необходимы местная сим-карта для интернета и вода для утоления жажды. «Успеем до ужина», - сказал я Синякову.

Тогда я не знал, что мы этот ужин пропустим.

В полукилометре от гостиницы нашли магазинчик с сим-картой за 20Е, но решили пройтись дальше по проспекту и найти подешевле. У Синякова длинные ноги. Разговаривая с ним на ходу, мне все время приходилось обгонять его и семенить спиной вперед. Беседовали, разумеется, о писателях. Говоря что-то о писателе Нагибине, я, не глядя, опустил правую ногу с тротуара на мостовую.

В кипрском местечке Протарас красивые тротуары и мостовые, выложенные хорошо подогнанной плиткой. Но мне повезло: опустив правую ногу на дорогу, я попал в единственное место, где плитки не было. Я попал ногой в яму и проспект Протараса услышал от меня несколько слов из обсценной лексики русского языка, которые он, конечно, слышал раньше: на Кипре много наших.

«По-моему, это что-то серьезное, Серега», - сказал я. «Сам вижу – ты никогда не называешь меня так», - ответил Синяков и потащил меня обратно.

Лобби отеля. Напуганная рецепционистка Ева. Звонок в страховую, инструкции. Вызов такси до госпиталя. Шикарный шестидверный мерседес. Возбужденный Синяков: «Нас везет Христос!». Водитель такси: «Меня зовут ХрИстос». Госпиталь, прием без очереди, рентген. Медсестра накладывает гипс. Доктор Николаес в десятый раз: «Не наступайте на правую ногу!». Чеки, чеки, рецепт. На такси обратно в отель. За рулем - тот же Христос, мы ему как-то сразу доверились. Пропущенный ужин, но незакрытый бар. Узо, гроза. Синяков держит меня за руку на пути к лифту. Перелом и гипс на правой ноге. Так закончился наш первый день отпуска.

Дальше все должно было стать как обычно: Синяков с утра бегает на море, я к полудню спускаюсь к бассейну, и мы тихо играем в карты в чешского. Но гипс все изменил. Я внезапно стал популярен.

На следующий день Ева вручила мне костыли со словами: «Это вам от нашей гостиницы. Бесплатно». Я, без Синякова за руку, самостоятельно добрался до лежака у бассейна. Раздали карты, играем.

«Добрый день», - улыбнулись мне две красотки из отдыхающих и погрузились в бассейн. «Знаешь их?», - изумился Синяков. Я их видел впервые.

Через полчаса пришли коты. И сразу ко мне. Один забрался на лежак и заурчал у больной ноги. Остальные ждали своей очереди. Синяков делал вид, что их не замечает. Коты отвечали тем же.

«Это вы сломали ногу в первый же день отпуска?», - подходили постояльцы. «А как вас зовут? Игорь? Очень приятно».

И так каждый день.

Добили Синякова дети. Девочки, чьи родители накануне угощали нас ромом, принесли к нашим лежакам колбасы. Главная, Василиса, сказала: «Мы это тут оставим, Игорь. Когда придет Мишка, ты его покорми». «Доброе утро, дети! А что за Мишка?», спросил Синяков. «Мишка – это кот, который вчера сидел тут с Игорем. Такой белый, с серыми сердечками». Через пять минут они притащили этого Мишку, посадили на мой лежак и стали кормить. Синяков, желая обратить внимание на себя, сказал: «Какой зайка!», Василиса, наконец, заметила Синякова и ответила: «Это не Зайка, а Миша». Синяков смутился: «Просто я всех называю зайками», «Как-будто это кому-то интересно», закончила общение с Синяковым Василиса и обратилась ко мне: «Игорь, тебе понравился пони, которого я тебе подарила? Нас зовут. Пока, Игорь!».

«Пока, Игорь!», - бурчал Синяков. «Пока, Игорь! Не ну нормально?!». Но немного утешился, когда на следующий день Миша стал Зайкой.

Дорога домой помирила Синякова и мой гипс. Перед входом в аэропорт меня встретил специальный человек, усадил в коляску и спросил Синякова: «Вы с ним?» - «Я с ним! Могу толкать коляску!». «Это не нужно, позаботьтесь о багаже, мы идем по экспресс-линии». Когда нас провезли в обход длинной очереди на регистрацию, Синяков сказал: «В следующий раз я ломаю ногу. Ну, или можно еще кого-то с собой взять за полцены. Типа жертвенного тельца».

Во Внукове нас встречала моя жена Катя. «А я думаю, почему мне во вторник костыли на антресолях попались под руку? Залезайте в машину, туристы».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news