Егоркино детство

Общество
История с нахождением похищенного в Дедовске Матвея – неоднозначней не придумать. От откровений подозреваемой в преступлении Елены, появившихся в СМИ, стынет в жилах кровь. Мол, зашла в отделение и просто взяла первого ребенка, который подвернулся. То есть она не знала, что ребенок-отказник. Могла взять и любимого кем-то, долгожданного малыша. Завершает эту дикую картину то, что, похоже, никто из персонала не поинтересовался, куда женщина несет ребенка.

В свете всего этого полицейские, безусловно, молодцы, работу проделали филигранную – спустя два года обнаружить-таки ребенка, закрыть «висяк», который многие эксперты объявили безнадежным – достойно аплодисментов. Это внушает надежду многим потерявшим родных, ожидающим подобного чуда. Вот только лично я никак не могу отделаться от вопроса: станет ли лучше Матвею в результате всего этого?

Тебе два с половиной года, твой мир надежно ограничен стенами родного дома, иногда детским садиком и любимой детской площадкой во дворе. Ты уже точно знаешь, что «мяу» - это кошка, «му» - корова. Усатый, крупный дядька – это папа, а темноволосая тетя – мама, а ты - Егор. На завтрак – каша с маслом, на обед – суп. А вчера этот мирок растянулся и лопнул, как мыльный пузырь. Кто они – эти дяди в серой форме, тети в белых халатах – ты не знаешь. Они говорят, что ты – Матвей. Как так может быть? Жутко? Невообразимо.

«Чистенький ребенок, любили они его,» - через дверь в эфире федерального канала комментируют ситуацию соседи подозреваемой в похищении. «Ребенок же вылитый папа», «Да Елена когда из роддома приехала, светилась вся от счастья!»…

Чем больше деталей вскрывается, тем очевиднее становится бездна отчаяния Елены. Первая беременность в 38 лет, закончившаяся выкидышем, шаткий баланс на грани самоубийства – все это ни в коем случае не оправдывает решение выкрасть чужого ребенка, но хотя бы отчасти объясняет поведение женщины. Биологическая же мать Егора-Матвея (назвать ее «родной» у меня не поворачивается язык) – очевидный «подарок небес» несчастному ребенку. «Отказалась, не подумала». Детей у нее, к слову, уже как минимум двое. Без учета Егора-Матвея. У бабушки, бывшей главной подозреваемой по делу о похищении ребенка, тоже предварительный анамнез не из радостных. Судя по свидетельствам очевидцев, есть проблемы с алкоголем. Про био-папу вообще говорить нечего.

Егоркино детствоУ следствия есть все основания надеяться, что младенец жив. / Фото: Пресс-служба ГСУ СК по Московской области

Чужая душа – потемки, скажете? Ну да. И в этой истории слишком много неизвестных. Пока очевидно лишь одно: первые два года жизни у мальчика по имени Егор было детство. Была семья. Была мама – та, которая воспитала. Ответов было больше, чем вопросов. А что будет дальше – у мальчика по имени Матвей - непонятно.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции "Вечерней Москвы"

ПО ТЕМЕ

Следствие выпустило под подписку о невыезде похитительницу младенца из Дедовской больницы

Следователи Подмосковья продолжают расследовать уголовное дело о похищении ребенка из палаты детского отделения Дедовской городской больницы 17 июня 2014 года. В настоящий момент избрана мера пресечения подозреваемой по данному делу.

- Следователями принято решение об избрании в отношении 40-летней подозреваемой меры пресечения, не связанной с изоляцией от общества, а именно в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, - сообщила пресс-служба регионального ведомства.(далее..)

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news