- Город

Главная страница ВМ

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

В Москве за сутки зафиксировано еще 114 зараженных коронавирусом

Сергей Собянин открыл Некрасовскую линию метро

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Сотрудник Кремля заболел коронавирусом

Каким будет мировой порядок после коронавируса

Скончался президент Института Пушкина Виталий Костомаров

Вступительные экзамены в российских вузах могут перенести

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

«Вечерняя Москва»

Слово о половине градуса. Пока все еще трезвые

Под Новый год три члена Совета Федерации решили «прославить» свои имена – сенатор от Ульяновской области Сергей Рябухин, Евгений Бушмин от Ростова и их коллега из Приангарья Виталий Шуба. Они «покусились на  святое» - предложили понизить градус водки. Аж до 37,5 градуса! Первая реакция – вот где супостаты окопались!

Вот только сенаторы предложили не градус снизить, а уравнять цифры закона "О госрегулировании производства и оборота этилового спирта" с ГОСТом по водке. В законе водкой называется напиток не слабее 38 градусов, а в ГОСТе – те самые заклятые 37,5. Верхняя планка – 56 градусов. И там, и здесь. Как изволил пояснить сенатор Рябухин, «единообразие норм в России и других странах упростит экспорт отечественной продукции». То есть стоит лишь подвинуть линейку на полпроцента вниз, и скоро-скоро наша «беленькая» потеснит в пабах и шопах от Копенгагена до Йоханнесбурга продукцию польских, шведских, финских, немецких, израильских и американских марок. Чем не объяснение – среди депутатов и сенаторов лоббисты водочных гигантов составляют отдельную фракцию, крепко спаянную.

Вот только «зайти» на западные рынки с нашим товаром, даже с пониженным градусом, будет непросто. И не из-за градуса, а потому, что  подавляющее большинство производимого и продаваемого в России – именно водка. В советском понимании. Разведенный с очищенной водой спирт, который предварительно осаждают в ректификационных колоннах из любого подходящего продукта, от картофеля или зерна, до свеклы и даже, как говорил Остап Бендер, табуреток. Это – промышленный процесс, где цена бутылки экономически стремится к нулю. Что бы нам ни говорили депутаты, сенаторы и эксперты-общественники. Ну а потом маркетологи отцедят результаты фокус-групп и напишут на этикетке «очищена на молоке», «фильтрована через белый уголь» или вовсе «настояна на золотых самородках и природном хрустале».

То есть, для внешнего рынка вся проблема в том, что наша водка – разведенный спирт-ректификат. А европейские напитки крепостью 37,5-42% - виски, ром, текила, граппа, озо, ракия – продукты брожения и перегонки. И таким же продуктом было то, что пили на Руси и в России. Хлебное вино – продукт сбраживания ржаного сусла с добавками, а затем дистиллированного. Водкой тогда звалось очищенное в несколько этапов хлебное вино, как правило, с добавлением пряностей или трав.

Массовое поклонение химии, пластмассам, синтетическим продуктам наряду с плачевным состоянием государственного кошелька СССР в годы первой пятилетки  привело к тому, что на бутылки со смесью ректификата и воды начали клепать этикетки «водка». Это же проще, дешевле, прибыльнее. Для государства, которое берет налоги с «водочных королей», для самих хозяев комбинатов, для кормящихся вокруг заводов лоббистов.   

А выйти на отечественный рынок с хлебным вином – дорого, непосильно дорого для бизнесмена, который делает на дому «крафтовый», как модно говорить, напиток, гарантирует его вкус и качество. Вот только не имеет право его официально продавать. И даже группе предпринимателей, которые захотят поставить завод, придется занять нишу, продавать свою водку (в подлинном значении слова, - «ВМ») под маркой, к примеру, самогона.

Ну а мы с вами вынуждены год за годом пить продукт, который по своему мерзкому вкусу требует охлаждения (настоящую водку не охлаждали, только рюмку), обильной закуски, а то и запивки. Впрочем, после третьей – кто это замечает?

ЕЩЕ МНЕНИЕ

За все хорошее!

Колонка обозревателя "ВМ" Вардана Оганджаняна

В 2019 году в России появится водка исключительного качества. Росстандарт утвердит новые требования для этого напитка. Согласно новому ГОСТу, который вступит в силу с 1 января следующего года, водка должна содержать "прозрачную бесцветную жидкость без посторонних включений и осадка". Вкус у нее будет мягким и с характерным ароматом.

 Жесткие требования коснулись и крепости спиртного. Сейчас содержание спирта в напитке допускается от 37,5 до 56 процентов, но с 2019 года оно составит 40 процентов - ни больше, ни меньше(далее...).

Новости СМИ2

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Александр Лосото 

Заразу-2020 можно победить

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым