Сколько денег Россия может потерять в Венесуэле

Коридоры Власти
В Венесуэле — массовые беспорядки. Глава оппозиции, он же спикер Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо (а оппозиция контролирует парламент страны) объявил себя временно исполняющим обязанности президента страны. Его уже признали в качестве такового целый ряд стран. Включая США.

Нынешние события в Каракасе могут привести к свержению президента Николаса Мадуро, что поставит под сомнения российские интересы в этой стране.

В ответ на то, что Дональд Трамп признал Хуана Гуайдо «переходным президентом», Мадуро, вступивший в должность на новый срок 10 января (а это его второй шестилетний срок), разорвал дипломатические отношения с Америкой. Которая, между прочим, является одним из главных покупателей венесуэльской нефти. Однако вряд ли именно этот шаг поможет Мадуро удержать власть на сей раз, хотя ранее и он, и его предшественник Уго Чавес не раз «выезжали» на антиамериканской риторике, «продавая» ее тем странам, которые готовы были платить за такую «независимую позицию». В том числе Китаю и России. Уже после вступления Мадуро во второй срок правления международная изоляция страны еще более выросла, в том числе в Латинской Америке. Ряд стран-соседей посчитали приведение к власти Мадуро незаконным (он принимал присягу не в оппозиционном парламенте, а в Верховном суде), а Парагвай разорвал со страной дипотношения. Такая изоляция еще более пагубно сказывается на экономике страны, поскольку венесуэльцы бегут в соседние страны в поисках работы и даже товаров первой необходимости. Некоторые соседи уже отказываются принимать таких «беженцев».

Венесуэла охвачена самыми массовыми беспорядками за последние годы. Число убитых уже достигло двух десятков. Главная причина недовольства — экономический коллапс в стране, доведенной безумными «социалистическим экспериментами» уже даже не до кризиса, а до стадии гуманитарной катастрофы. В магазинах в свободной продаже нет практически ничего, инфляция достигла астрономических размеров. Даже за самыми простыми продовольственными товарами венесуэльцы ездят в соседние страны. Кому есть, на что ездить.

Сколько денег Россия может потерять в ВенесуэлеЛичный телохранитель президента Венесуэлы Николаса Мадуро был застрелен неизвестными за рулем своего автомобиля, сообщила прокуратура южноамериканской страны / Фото: РЕЙТЕР

Нефть, составляющая почти 90% экспорта страны, уже давно не спасает. Отказавшись от услуг западных компаний (и национализировав имущество многих из них), власти страны не смогли наладить стабильную нефтедобычу и экспорт, поставив во главе государственной нефтяной компании PDVSA военных. При этом отсутствие западного оборудования сказывается критически: венесуэльская нефть содержит высокий процент серы, что требует специальной технологии обработки. Добыча и экспорт упали в разы. В начале этого года Мадуро объявил о начале продажи части нефти (примерно 13%) за криптовалюту, что стало реакцией на катастрофическое падение курса национальной валюты, однако явилось еще одним безумным экономическим ходом властей во главе с президентом — бывшим водителем автобуса. Криптовалюты сейчас падают повсеместно и всех видов. Этот пузырь уже сдувается.

Коллапс нефтедобычи — лишь один из парадоксов венесуэльской экономики: страна обладает самыми крупными разведанными запасами черного золота, больше на 10–15%, чем в Саудовской Аравии. Она могла бы купаться в деньгах. Однако люди тонут в нищете и тотальном дефиците всего, что только можно. Не хватает даже воды и электричества.

Характерной чертой нынешних, уже не первых за последние годы массовых протестов является то, что отдельные представители силовых структур начинают колебаться в том, чтобы силой подавлять протесты, а некоторые таки вовсе переходят на сторону восставших, передавая им в том числе оружие. Судя по всему (информация поступает противоречивая), в столице страны Каракасе Мадуро удалось подавить попытку военного переворота. Но сама попытка — это уже дурной знак.

Нынешний политический кризис в Венесуэле разразился спустя несколько дней после того, как Россия обещала помочь этой стране выйти из экономического коллапса, в том числе посулив финансовую помощь. Хотя начиная с середины нулевых годов наша страна уже вложила в венесуэльскую экономику не менее 20 млрд долларов, основная часть этой суммы пришлась на государственную «Роснефть» (точные данные компания не раскрывает). Многие эксперты считают эти вложения инвестициями в черную дыру. И даже поставки нефти в счет долга для «Роснефти» идут с огромным трудом, отставая от графика.

Утешает лишь то, что китайцы вложили в венесуэльскую экономику еще больше нашего — не менее 62 млрд долларов. Правда, обязательства перед китайцами венесуэльская нефтяная госкомпания выполняет более дисциплинированно, чем перед россиянами. В счет кредитов «Роснефть» получила долю в пяти ведущих нефтяных активах Венесуэлы, а еще взяла в залог 49% компании Citgo, крупнейшем венесуэльском нефтеперерабатывающем заводе в США, эта компания также владеет разветвленной сетью АЗС в Америке. Впрочем, с реализацией этих активов могут возникнуть проблемы, если «Роснефть» подпадет под соответствующие санкции США.

Прогнозировать, что станет с российскими активами и кредитами в случае, если к власти в стране придет оппозиция, которая, скорее всего, будет проамериканской, сейчас трудно. Велик риск, что с выданными кредитами придется попрощаться безвозвратно. Кажется, мы снова вложились «не в тот» режим.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news