Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Крем, «заряженный» на могиле Началовой

Общество
Мрак сошел на нас. Вот поклонница Началовой Виктория Романова (она 15 лет состоит в фан-клубе певицы) выступает инициатором канонизации Юли. Поклонники требуют канонизировать певицу. Возвести ее в ранг святых...

Почему? Да потому, что крест у нее на могиле «замироточил». Якобы. На самом деле выступила смола от жары. Даже священнослужители вмешались в толкование непонятного процесса: пояснили, что для того, чтобы стать святым, надо служить Богу. Быть «воцерковленным» человеком. Профессор религиоведения Александр Дворкин объяснил: «Мученик — это в первую очередь свидетель Христа перед лицом смерти и мучений, а Юля даже не была церковным человеком».

Люди будто сошли с ума. Не ведают, что творят. Берут «святую» землю с могилы Началовой. Что потом делают с этой землей — непонятно. Добавляют в чай, быть может. Не удивлюсь... «Заряжают» на могиле бедной Юли воду, крем и амулеты.

Что это? Мракобесие, пожалуй.

Многие его осуждают.

Осуждают и обсуждают странную истерию по Юле, которая все никак не закончится.

Началовой трудно не сострадать. Потому что молодая, милая, голубоглазая, с приятными чертами лица. Зла никому не причиняла. Искала любовь, но не нашла. Растила одна дочку. Но сколько таких у нас по стране? Хороших, недооцененных, симпатичных.

И каждая заслуживает как минимум сочувствия.

Но такую неожиданную народную любовь — до фанатизма, до дрожи, до без пяти минут канонизации — получила именно Юля Началова. И это, как выяснилось, стало тяжким посмертным испытанием.

Прижизненная слава Юли оказалась значительно меньшей, чем та, что посетила ее после смерти... Наверное, в основе этой неожиданной всенародной любви, граничащей с безумием, лежит все же страх смерти. Когда человек видит, что смерть не щадит никого, то он невольно делает проекцию на себя. Да. Как же так? Значит, смертен и я тоже. Исключений из правила нет. Есть только финал, печальный финал нашей жизненной повести. И иногда, увы, он наступает преждевременно.

Осознать смерть очень трудно. Я вот думаю: принять как-то ее неизбежность вообще, пожалуй, — самое страшное и трудное, с чем сталкивается любой человек.

Но приходится. Для кого-то — через потерю близких и любимых. Для кого-то — через милую и «никакую» певицу Юлю Началову.

Крем, «заряженный» на могиле Началовой Медикам удалось победить первую волну сепсиса, однако со второй не справилось сердце Началовой / Фото: Официальный аккаунт Юлии Началовой в Instagram (https://www.instagram.com/julianachalova/)

Откуда-то я много помню о ней. Память — капкан, как говорится. И я помню, хоть не знаю ни одной ее песни, какая она была перспективная, самая, пожалуй, эффектная и «звездная». Как много с ней связывалось надежд у отечественной эстрады. И помню даже огромную фотосессию с ее первым мужем (а вот имя его стерлось из памяти) в глянцевом журнале. Как они — только поженившиеся, счастливые — позируют в интерьерах новой квартиры. Вот кухня, вот босые обнимаются в спальне, вот стоят на фоне окна. Это все было так гламурно-чудесно. Будто в сказку попал. Моя подруга Ирочка аж прослезилась от умиления: вот наши принц с принцессой, вот это жизнь, вот это счастье...

Может, поэтому я и запомнила? Из-за Иркиных воздыханий.

И так вот все закончилось у Началовой. Плохо. Горько. Рано...

Теперь — «мироточащий» крест. Огромная слава, пришедшая после смерти.

В жизни певицы, как ни цинично это прозвучит, отразились все парадоксы нашей сегодняшней жизни.

А может, это всегда было принято на Руси? Ценить после смерти. Жалеть, когда умер.

Жалко Юлю.

Но еще больше жаль тех, кто сегодня «заряжает» на ее могиле крем. Столько в этом пустоты, одиночества и безысходности. Ей-богу, жалко.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты