Главное
Карта событий
Смотреть карту

Человек-мост, связавший культуры

Развлечения
23 марта памятная дата: 105 лет назад в Токио родился Акира Куросава. Есть такие люди — люди-мосты. Ты ничего о них не знаешь, ты не понимаешь их, ты видишь в их биографии кучку фактов, а не человека. Но еще ты видишь путь с одного берега реки на другой, из одной культуры в другую, и весь путь стал возможен только благодаря мосту. Все это выспренно, конечно, звучит, простите, но по-другому не получается.

Акира Куросава для меня — такой вот мост. И Рюноскэ Акутагава, писатель, открывший для начала двадцатого века ворота Расемон. Ворота почти захлопнулись, но тут и появился уже Куросава, который снял свой «Расемон», безупречный при построении каждого кадра, убедительный при изложении любой версии произошедшего.

Мы постоянно пугаемся «чужих». Японцы в свое время вообще огородили свой мир от чужестранцев. Век за веком пространство между городами, островами, материками уменьшалось, на сегодня съежившись до нескольких часов полета. Мы можем достичь чужой земли, но можем ли мы понять чужую культуру? Или, что даже важнее, захотим ли мы ее понять? Акира Куросава — тот человек, который показывал Японии Россию, а России — Японию. Он снимал «Идиота», он снимал «На дне». Еще Куросава научил американцев, как делать вестерны — «Великолепная семерка», классика жанра, основана на «Семи самураях». А также он судился с Серджио Леоне из-за фильма, который сам снял, использовав повесть Хэммета «Стеклянный ключ». Ну и «Дерсу Узала» был еще. Со съемками в России и «Оскаром».

Человек-мост, связавший культуры Валентина Львова / Фото: Игорь Ивандиков, «Вечерняя Москва»

Вы чувствуете, как все перемешалось? Как близки мы, даже если не понимаем друг друга? Японец учит американцев жанру вестерна со своими семью самураями. Итальянец делает спагетти-вестерн на основе сюжета о средневековой Японии. Много лет спустя Брюс Уиллис сыграет того же самого самурая в фильме «Герой-одиночка»...

Вряд ли я могу понять Куросаву. Он и с «Гамлетом» поигрывал, и с «Королем Лиром», и с нашей классикой. Но великое дело — превратить битву деревеньки в «Семи самураях» против бандитов, у которых три ружья, в легенду. Они там еще готовили бамбуковые копья. Говорят, помогает в борьбе за ячмень… А теперь просто попробуем представить эти три ружья.

Против людей, которые отстаивают свой урожай. Желающих жить спокойно в своей деревне где-то 400 лет тому назад. Нанимающих охрану за еду. Не умеющих сражаться и не отдавать бандитам свое.

Главное отличие «Великолепной семерки» и «Семи самураев» кроется где-то здесь. В «Семерке» главные — стрелки. Остальные — статисты. В «Самураях» мы смотрим на деревню, и она важнее, чем жизнь каждого наемника. Так тоже бывает. И лучше бы об этом помнить.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты