Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

«Калина красная»: памятник самородку

Общество
«Калина красная»: памятник самородку
/ Фото: «Вечерняя Москва»
25 марта памятная дата в истории нашего кино: в этот день в 1974 году на экраны страны вышла лучшая картина Шукшина «Калина красная». Она стала его лебединой песней и лучшим памятником ему — через полгода Василия Макаровича не стало.

«Калину...» долго не решались выпустить в широкий прокат: киноначальство никак не могло примириться с тем, что главным героем советского фильма вдруг стал уголовник — причем героем настоящим, однозначно положительным, за которого переживаешь до последнего кадра.

[OBJ=Кадры из фильма "Калина красная"]

Получив составленный комиссией Госкино список многочисленных исправлений, Шукшин слег с обострением язвенной болезни. Фильм, как многие другие достойные картины той эпохи, мог вообще остаться пылиться на полке, если бы не 50-летие «Мосфильма». На торжественном собрании член Политбюро Подгорный высказался за реализм на киноэкране, и благодаря этим, в общем-то, случайным словам вор-рецидивист Егор Прокудин вышел на свободу.

С тех пор никто не снимал ничего подобного. Нет, конечно, кино разного качества про воров, убийц, насильников и мафиози лабают столько, что пленкой можно выстлать дорогу если не в ад, то уж точно в места самые что ни на есть отдаленные. Только «Калина красная» — совсем про другое, про спасение грешника, про выздоровление больной души, про то, что возможность начать все сначала есть всегда, и даже у изгоев общества.

Говорят, в кино каждый должен заниматься своим делом.

Мол, сценарное мастерство, режиссура, актерство — совсем разные профессии, и каждой надо долго учиться, поэтому лезть на съемочной площадке в чужую епархию — значит, портить картину.

Шукшин блестяще опроверг это расхожее утверждение. В каждой своей ипостаси он был талантлив, глубок и разносторонен, как человек Ренессанса. Мужик мужиком в кадре, удивительно точное соотношение нежности, жестокости и юмора в рассказанной истории, сцены ошеломительной силы (вспомните хотя бы поездку Егора Прокудина к бабке Куделихе — матери, брошенной им двадцать лет назад. Ее, кстати, сыграла не профессиональная актриса, а женщина из деревни, где проходили съемки). И все это один человек, который, конечно, научился кое-чему в Институте кинематографии, но самородный талант которого был виден везде, озаряя все, к чему бы Шукшин ни прикасался.

Мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты