Искра генерала Федюнинского

Общество
18 января исполняется 76 лет операции «Искра», она же Zweite Ladoga-Schlacht (Вторая Ладожская битва. — «ВМ»), оставшейся на скрижалях как Прорыв блокады Ленинграда.

В ходе операции войскам двух фронтов, Ленинградского изнутри и Волховского снаружи, предстояло прорвать блокаду и обеспечить железнодорожную связь Ленинградского промышленного района с остальной страной. «Искра» для меня персонифицирована, у нее есть лицо.

Это мрачное скуластое лицо с квадратиком черных усов генерала и Героя Ивана Федюнинского, на которого Сталин возложил персональную ответственность за прорыв блокады. Иван Иванович, замкомандующего Волховским фронтом, не был лощеным светским львом, как Рокоссовский, не блистал полководческими талантами, как Жуков. Он «просто» за два года успел повоевать на обоих фронтах, как внутри кольца блокады, так и снаружи.

И знал, что такое длительные, кровопролитные и (главное!) безрезультатные бои в лесах и болотах.

Искра генерала ФедюнинскогоГерой Советского Союза, генерал армии Иван Иванович Федюнинский / Фото: РИА Новости

Федюнинского ценили как упорного и мыслящего воина, который мог, сцепив зубы, держать весь фронт силами пары корпусов под напором механизированных и танковых частей Вермахта и Ваффен-СС. Он не боялся, что понесенные «значительные потери» станут «неоправданно большими», а защищал русскую землю. А еще он превосходно знал то, что сейчас называется военной логистикой. Он умел с ходу, за считаные часы, развернуть полки и бригады в наступление или, наоборот, грамотно выстроить эшелонированную оборону.

Мог пригрозить пистолетом глупому или трусоватому подчиненному, крыл генералов матом, но не жалел и себя: две боевые операции, проведенные им, закончились тяжелыми ранениями. Если надо было идти в окопы передового охранения в сотне метров от немцев, он шел. Главным было сложить мозаику чужой обороны, рассчитать направления ударов, силы, маршруты и средства, ввести врага в заблуждение. Остальное неважно.

Прорыв блокады в январе — феврале 1943-го, за который он был награжден полководческим орденом Кутузова первой степени, солдаты и офицеры соединившихся в районе Южной Ладоги армий завершали без него. Транспортный «Дуглас» увез тяжело раненного осколком в бедро замкомандующего фронтом Ивана Федюнинского в Москву. Но дело было сделано, хотя и не полностью.

Да, коридор прорыва был скромен — всего-то 8–11 километров шириной. Но он был, и это позволило менее чем за месяц проложить железнодорожную ветку в Шлиссельбург, и уже 7 февраля первый с начала блокады состав с продовольствием пришел в голодающий Ленинград.

А немецкая группировка в районе Синявино — Мга попала в окружение. Дальнейшие успехи были скромными, и добить девять дивизии из группы армий «Норд» удалось только в 1944-м, в ходе Новгородско-Ленинградской операции, когда Северную столицу окончательно разблокировали. Тогда же СССР полностью вернул под свой контроль Кировскую железную дорогу.

Прорыв блокады дался немалой кровью, два фронта потеряли до 115 тысяч бойцов. Документы о потерях частей в феврале — апреле 1943-го на долгие годы канули в архивы. Но ленинградцы знали, кому обязаны жизнью своих детей. Вслед прооперированному хирургом Вишневским Ивану Федюнинскому поехал в Москву дарственный портсигар из драгоценной карельской березы с посвящением «Верному сыну ленинградского народа». Скромный знак любви.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news