пн 16 сентября 05:54
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Главная страница ВМ

<nil>

Водка дорожает, и это хорошо

Крамольную вещь сейчас скажу: да, водка растет в цене — это отлично.

Не буду ударяться в моралите по поводу вреда организму, который наносит алкоголь, — пить или не пить — свою судьбу каждый из нас определяет сам. Имеем право.

Давайте о преимуществах. Начну с государства, у которого вырастут доходы. Чем они выше, тем больше расходная часть бюджета. А это — новые дороги, жилье, школы, детские сады и прочая необходимая социальная инфраструктура. Так что, подумаешь, водку в цене уравняли. Дальше и акцизы на вино поднимут — российское правительство еще в июне внесло законопроект с соответствующими поправками в Налоговый кодекс. Акцизы, кстати, последний раз повышались в 2017 году. Бюджету это принесло, по разным оценкам, от 200 до 300 миллиардов рублей.

Но Бог с ним, с государством. Вы спросите: нам, обычным людям, какая польза от подорожания? Известно какая — наш человек растет над собой только что-то преодолевая. Препятствия, барьеры, рогатки, запреты нас только раззадоривают. Мы, дети 80-х, например, прекрасно помним, какой толчок придала горбачевская антиалкогольная кампания развитию народных промыслов и прикладной научно-технической мысли!

А кризисы? Сколько в конце нулевых появилось людей, пытающихся что-то делать на продажу своими руками! В СССР таких с легкой строки Ильфа и Петрова называли кустарями-одиночками, а в XXI веке зовут крафтерами (от английского craft — ремесло). Крафтить можно что угодно: пиво, игрушки, одежду, обувь, еду… Сегодня этим никого не удивишь. Вот мой друг и коллега Серков за полгода вынужденной безработицы достиг немалых высот в изготовлении крафтовых дистиллятов. Самогонный аппарат, собранный своими руками из подручных материалов, обошелся ему рублей в 650 — бутылка среднего дагестанского коньяка по тем временам. Но зато какой выхлоп — за продуктом с фирменной сургучной печатью «Сережа гнал» народ чуть не дрался! А он еще и колбасу потом научился делать — куда ж нам без хорошей закуски?

Закрытый водочный завод в Подмосковье продолжал незаконно разливать алкоголь. / Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"

Закрытый водочный завод в Подмосковье продолжал незаконно разливать алкоголь.

ФОТО: Агентство "Фото ИТАР-ТАСС"

И еще любопытный момент: пить россияне после последнего увеличения акцизов стали не так, чтоб сильно меньше — по данным федерального проекта «Трезвая Россия», в 2018-м потребление алкоголя в стране снизилось на 12 процентов в сравнении с аналогичными показателями 2017-го. Зато одновременно на 10 процентов возросла доля контрафактной продукции на рынке. То на то и вышло в итоге.

Удивляться нечему. Сколько бы ни дорожал алкоголь, но на бутылку наш человек, если захочет, найдет всегда. Вспомнить хотя бы советскую частушку времен брежневского застоя, в которой, как в добром глотке прозрачной сорокаградусной, отразилось присущее нашему народу оптимистичное толстовское непротивление злу насилием пополам с душевной широтой.

Было три, а стало пять — все равно берем опять!

Даже если будет восемь — все равно мы пить не бросим.

Передайте Ильичу — нам и десять по плечу!

И ведь когда она, родимая, стала-таки по десять рублей за 0,5 — ничего не изменилось, продолжали покупать. Было, правда, в той частушке и предостережение властям, чтобы не слишком уж зарывались.

Ну, а если будет больше, то получится как в Польше!

Ну, а если — двадцать пять — Кремль и Зимний будем брать!

С тех пор минуло более трех десятков лет. И что?

Водочка уже за двести, а Кремль с Зимним все на месте.

Досочинил народ еще одну строчку — и на том успокоился. Ну, кроме некоторых самых оголтелых. А у неоголтелого большинства других дел хватает: колбасы накрафтить, урожай на даче убрать, газету выпустить, жену с детьми на море свозить — да мало ли чего еще.

Новости СМИ2

Никита Камзин

Лопайте что хотите

Ольга Кузьмина  

Обнажить плечо — и жить спокойно

Оксана Крученко

Вокзал для бомжей

Михаил Виноградов  

Бездомные, смените адрес

Александр Лосото 

Уроки первой помощи

Сергей Лесков

Смартфон — могильщик бумажных газет

Екатерина Рощина

Я не хочу видеть грязь