сб 21 сентября 00:22
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Главная страница ВМ

Юрий Козлов

У автора есть право… платить

Авторское право в современной российской литературе можно уподобить спящей летаргическим сном, но эпизодически просыпающейся статье Уголовного или Гражданского кодекса, когда за массовые нарушения установленного порядка избирательно наказываются произвольно выхваченные из этой массы единицы.

Еще ситуацию с соблюдением авторского права можно сравнить с раздельным сбором мусора. Все знают, что желательно отделять пластик от стекла, что дикие мусорные свалки отравляют окружающую среду, но государство не знает, как понудить к разделению мусора граждан, а граждане справедливо вопрошают: где красивые (как в Европе) контейнеры для разных видов мусора, почему плата за ЖКХ растет, а мусорный «воз» (ржавые, вонючие, переполненные баки во дворах) и ныне там? 

Конвенция об охране литературных и художественных произведений была принята в Берне (Швейцария) 9 сентября 1886 года, но Российская империя, РСФСР, СССР, Российская Федерация в силу исторических и национальных особенностей так и не смогли органично и деловито вписаться в цивилизованные европейские юридические нормы. Для СССР они были не указ.

Новая Россия вынужденно приняла их, но на свой особый — беспощадно рыночный — манер: владельцам издательств (если речь идет о литературе) — все, авторам — закон. Если «все» принесло и приносит высшему менеджменту издательств баснословные деньги (многие из них, сменив гражданство, наслаждаются жизнью в других странах), то подавляющему большинству современных российских писателей «закон» об авторском праве не дает практически ничего.

Для утверждения норм, защищающих право автора творить и что-то за это получать в обществе, как минимум необходимы две вещи. Первая — разработка и утверждение государством логичной, эффективной, а главное постоянно действующей системы защиты авторских прав. Вторая — ясное понимание субъектами авторского права (в данном случае писателями и издателями) необходимости неукоснительного соблюдения этих норм, даже в ущерб (это касается издателей) получаемой ими прибыли. Немаловажным обстоятельством видятся и приоритеты государства в культурной сфере. Какие книги, по мнению управляющих государством мужей, должен читать народ? Отражающие его, народа, жизнь, ставящие перед ним судьбоносные вопросы или развлекательную, эротическую, детективную чернуху, отвлекающую народ от тяжелых мыслей о настоящем и будущем?

К сожалению, пока в России не сформировалась среда для естественного и гармоничного действия авторского права. Если государство отделило от себя литературу, отправило ее в рынок, с какой стати оно будет тщательно следить за соблюдением прав писателей? Тем более что в государственном реестре (перечне профессий для начисления пенсии) таковая профессия отсутствует. Еще можно горько посожалеть о немощи писательского сообщества, не сумевшего отстоять свои права ни в плане сохранения оставшегося от СССР многомиллиардного имущества Литфонда, ни в плане профессионального взаимодействия с частными (других в стране не осталось) издательствами. Лишь удачно вписавшиеся в рынок «премиальные» счастливцы, работающие бригадным подрядом детективщицы и скандальные корыстолюбивые наследники некоторых классиков советской литературы пользуются услугами литературных агентов, внимательно отслеживающих соблюдение их авторских (наследственных) прав.

Вечерняя Москва / Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

ФОТО: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва» Вечерняя Москва

У девяносто девяти процентов российских писателей нет средств для оплаты услуг литературных агентов. Многие даже не подозревают об их существовании. Писатели, особенно в провинции, вернулись во времена Гуттенберга: сам сочинил, сам отредактировал, сам напечатал за собственные деньги, сам распространил тираж. В этой схеме само понятие авторского права, понимаемого как защита материального интереса писателя, выглядит смешным.

Более девяноста процентов художественной литературы в России сегодня издается конгломератом издательств-монополистов. Удостоенным внимания этих издательств не «топовым» авторам предлагается подписать многостраничный (тяжело и непонятно переведенный с европейского аналога договор), в соответствии с которым автор как минимум на три года отдает свое произведение в полное и безраздельное владение издательству, которое обещает ему выплатить некий (как правило, весьма скромный) гонорар и так называемые роялти (проценты с продаж). Это все. Издательствам невыгодно и неинтересно издавать и продвигать серьезную, заставляющую читателя думать литературу. Проще забить книжный рынок переводной детективной халтурой, мемуарами «звезд», вымученными, назначенными на «лидеров продаж» через получение литературных премий произведениями одних и тех же (на новых нет сил и креативной выдумки) авторов, объявленных обслуживающей эти издательства критической челядью властителями дум.

На только что завершившейся Московской книжной выставке-ярмарке я разговаривал со многими издателями, выпускающими книги талантливых писателей разных направлений, то есть работающими не только на прибыль, но и на угасающе тлеющий в стране литературный процесс. Все они говорили о том, что работать стало трудно, что ими издаются книги в основном по программе различных грантов, получить которые не так-то просто. Некоторые признались, что не торопятся с рассмотрением текстов, если автор четко не указывает, сколько денег он готов (неважно из какого источника) заплатить издательству за публикацию его книги.

Сегодня это основное, предоставленное государством и обществом писателю авторское право.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Екатерина Рощина

Простите девочкам слабость — быть глупыми

Оксана Крученко

Пусть будет очередь для тех, кому «просто спросить» 

Никита Миронов  

Батька прав. Не хамите педагогу

Геннадий Окороков

Общественности стоит поменьше возбуждаться

Александр Никонов

Требуйте обязательный ЕГЭ по английскому

Михаил Виноградов  

Почему онлайн-календарь прививок — безусловное благо