Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди
Лера Бокашева колонка

Я уеду жить «Влондон». А в деревне Гадюкино дожди

Город
По Каширскому шоссе, недалеко от Москвы, расположен коттеджный поселок «Влондон», где «можно погрузиться в атмосферу тишины и уюта, созданную самой природой и поддержанную опытными архитекторами». Кто не хочет «Влондон», тот может поселиться в «Пушкин Лэнд». Или в «Чулково Club». «Клабы» есть и другие: «Оранж Клаб», «Кутузово Клаб». Даже «Москоу Кантри Клаб». Три в одном, так сказать. И «Москоу», и «кантри», и «клаб». Не хотите «Клаб»? Можно тогда Village. «Ганновер-Вилладж», например. Круто, да? Или «Дмитровка-Вилладж». Не хотите? Смущает, что Village — это все же пусть и «по-аглицки», но «деревня»? Ну тогда можно простенько и со вкусом. «Марсель». «Ла-Манш». «Фонтенбло». «Кембридж».

«Ты где живешь?» — «Я в Марселе».

«Марсель» — это тебе не Кукуевка какая-нибудь. Сразу подчеркивает статус жителя, его, так сказать, европейский лоск.

Прекрасны «Маленькая Шотландия» и «Шервудский лес». Почувствуй себя Робин Гудом. Вроде бы в «Шервудском лесу» бастовали обманутые дольщики. А чего хотели, спрашивается. С таким-то названием.

Коттеджный поселок «Филиппины» называется так, поскольку находится неподалеку от соседнего Филипповского. Где Филипповское, там и Филиппины, это и дураку понятно.

Таунхаус «Западная долина» тоже манит. Правда, находится он в деревне Большое Свинорье. Представьте, как страдали десятилетиями жители Свинорья (Большого). Как было им обидно называться «свинорцами». Как хотелось тоже «Влондон». Как примеряли маркетологи на новоявленный коттеджный поселок названия — и так, и эдак: «Свинорье Вилладж», «Свинорье Клаб», «Свинорье Лэнд»… Все не то. Не поэтично совсем. И вдруг осенило: да мы же — долина! «Западная». То есть все же тяготенье к Западу, ага.

И там, без сомнения, тоже можно погрузиться в атмосферу тишины и уюта, созданную самой природой и поддержанную опытными архитекторами.

Просто Салтыков-Щедрин какой-то! Грибоедов, Гоголь. Фемистоклюс и Алкид. Вечная классика.

Преклонение перед Западом — кажется, так это называлось в советские годы. Сейчас и эта формулировка устарела. А тенденция осталась.

Почему-то очень нам хочется воображать себя в других реалиях.

«В деревне Гадюкино дожди» звучит депрессивно. «В коттеджном поселке «Гадюкино Лэнд» не дожди, но густой туман и сплин.

В противной деревне Гадюкино в такую погоду радуешься, что успел до затяжных дождей выкопать картошку, после просмотра ток-шоу по телевизору сидишь под абажуром и разгадываешь сканворды. В абажур бьются мухи. Откуда они, эти мухи, обязательно возьмутся поздней осенью? Бьешь ее газетой, бьешь — и никак не попадаешь.

Совсем не то в «Гадюкино Лэнд». Там хочется греться у камина, плеснуть золотистый виски и читать Шекспира в подлиннике. Петь «Я уеду жить «Влондон».

«Влондон» в одно слово. Это же не хухры-мухры, а маркетинговый ход.

Мнение автора колонки может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news