- Город

Главная страница ВМ

Сергей Собянин назвал российскую вакцину от COVID-19 одной из лучших в мире

Небензя: РФ готова сотрудничать со всеми странами для разработки препаратов от COVID-19

Заветные метры. Решить квартирный вопрос становится проще

Надеть маски. Нарушителей ждет большой штраф

Названы сроки окончания «волны холодов» в России

«Гестапо какое-то»: что ждет белорусскую оппозицию без Тихановской

Врач назвал единственный способ облегчить состояние при COVID-19

Роспотребнадзор назвал самые опасные для здоровья сферы деятельности

«Сварщик — от 110 тысяч рублей»: названы регионы с самыми высокооплачиваемыми вакансиями

Качели на крыше, живые концерты и завтраки целый день. Семь лучших веранд Москвы

СМИ выяснили, что TikTok тайно собирал данные пользователей

«Я тоже против насилия»: Гергиев рассказал о белорусской награде

Адвокат Ефремова собирается обратиться за помощью к Путину и Бастрыкину

Названы самые опасные сорта пива для здоровья

Россияне назвали главные минусы удаленки

«Закончит как Кокорин и Мамаев»: что грозит Широкову за нападение на арбитра

Александр Лосото колонка

Литература без срока годности

Федора Достоевского, день рождения которого промелькнул на текущей неделе, часто вспоминают, развивая новомодный тезис: у литературы истек срок годности. Ну кого, мол, сегодня трогают терзания Настасьи Филипповны и князя Мышкина? Герои не нашего времени. Кто способен одолеть четыре тома «Войны и мира» Толстого? Дескать, людей в принципе перестали волновать писательские выдумки. Так равнодушны к сказкам выросшие дети. А место художественной литературы заняла литература факта, нон-фикшн. Есть издательства, которые полностью отказались от «художки» в пользу «документалки».

Может, приоритеты действительно изменились? Сомневаюсь. Ведь именно то, что осмеивается в романах (навороченные, излишне драматические сюжеты, неправдоподобные герои, которых не встретишь в реальной жизни), привлекает в кино — если и не важнейшем из всех искусств, то уж процветающем точно. Причем в наиболее востребованных зрителем жанрах — фантастике и фэнтези, детективе, мелодраме — доля выдуманного особенно велика. И очень часто, замечу, основой сценария служит давно опубликованная книга. Литература живет, пусть и в чужом теле.

Сам Достоевский право писать получил теми десятью минутами ожидания казни, которые он вместе с товарищами-петрашевцами пережил на Семеновском плацу / Wikipedia / Общественное достояние

Сам Достоевский право писать получил теми десятью минутами ожидания казни, которые он вместе с товарищами-петрашевцами пережил на Семеновском плацу

ФОТО: Wikipedia / Общественное достояние

Возьмем ТВ. Много ли осталось больших русских романов, еще не порезанных телевизионщиками на серии? А театр? Пьесы ведь тоже пишутся «из головы», нередко теми же «выдумщиками», что и романы. Но столичные театры полны каждый вечер. Лучшие, отмеченные критикой премьеры прошлого сезона — «Один день в Макондо» по великой книге Маркеса, «Король Лир», булгаковский «Бег» и чеховская «Чайка». Что это, если не триумф большой литературы? Не говоря уж о том, что самые скандальные постановки последних лет — плод борьбы режиссеров-авангардистов с той самой литературной «пылью», которую одни называют творческим переосмыслением классики, а другие — надругательством над ней.

В заявлениях о кончине литературы эпатажа больше, чем новизны. Вспомните хоть нигилиста Базарова, хоть воинствующих пролеткультовцев, которые провозглашали: долой классику, она отжила свое! Но вот прошло сто лет, и где теперь те деятели, где прошлогодний снег? А Данте, Гете и Пушкин никуда не делись. Каждый год появляется в среднем по пять новых экранизаций того же Достоевского. У лучших их сочинений нет срока годности, они по-прежнему востребованы, пусть и не всегда в родном книжном формате. Но читают люди действительно меньше. Говорят, бешеный ритм жизни лишает горожан роскоши медленного вдумчивого чтения. Неправда, время на фейсбучную ленту, срок годности которой составляет ровно два часа, находят все желающие. Но так легче оправдать собственные лень и невежество: это не я испортился, а литература. Ее судите!

Мнение колумниста может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Коронавирус

в Москве

193 473 + 787 (за сутки)

Выздоровели

250 303 

Выявлено

4 622 + 11 (за сутки)

Умерли

Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем, политолог

Атмосфера общего страха

Виктория Федотова

У Белоруссии женское лицо

Игорь Воеводин

Последняя гибель «Варяга»

Екатерина Рощина

Кто его посадит, он же памятник

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ, политолог

Лукашенко между двух огней

Олег Сыров

Готовим дома: перепела в брусничном соусе

Степан Орлов, заместитель председателя Мосгордумы

Без помощи никто не останется

Митрополит Калужский и Боровский Климент

Не надо обесценивать опыт

Река сильнее традиций. Правда и мифы о столице и ее жителях

Газеты создаются в творческих муках и спорах

Как помочь ребенку выбрать профессию?

ЕГЭ по литературе. Больше читайте и пишите