- Город

Главная страница ВМ

Нарушителей режима самоизоляции в Москве ждут крупные штрафы

Синоптики рассказали, когда в Москву вернется тепло

Воробьев: Блокировка Москвы и Подмосковья не планируется

Почему Лукашенко отрицает угрозу коронавируса

Сергей Собянин сообщил о мобилизации всех мощностей для борьбы с коронавирусом

«Россия потеряла 50 миллионов на войне»: как Трамп мастерит небылицы

Как безопасно передвигаться по Москве в условиях коронавируса

Вассерман назвал сроки действия режима самоизоляции в России

Медработник объяснила, как сделать антисептик из подручных средств

«Нам просто не повезло»: Диденко порассуждала об опасности сухого льда

«Вирус мутирует»: врач объяснила, почему COVID-19 стал выбирать молодых

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

«Все идет по сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

Советы дачникам: когда сажать теплолюбивые сорта в открытый грунт

Сын Олега Газманова сообщил о карантине отца

Зернаков

Руки прочь от реконструкции

После трагедии в Санкт-Петербурге, когда один из «отцов» военно-исторической реконструкции в России и видный ученый Олег Соколов совершил жестокое убийство (в котором уже признался), волна грязи выплеснулась на само движение, его хобби.

Отчасти этому поспособствовали, кстати, отдельные недалекие его представители, начавшие писать петиции в защиту экс-доцента СПбГУ. Но факт остается фактом: под ударом сетевых «хейтеров», к которым тут же присоединились отдельные СМИ, внезапно оказались тысячи людей, занимающихся исторической реконструкцией самых разных эпох — от Древнего Рима до красноармейцев Великой Отечественной. Внезапно все они оказались едва ли не потенциальными убийцами и маньяками с девиантным поведением. С кровожадным сладострастием и коллеги по перу, и авторы разномастных сетевых ресурсов начали смаковать трагические подробности, к сожалению, время от времени случающиеся на исторических фестивалях. «Кому-то отрубили пальцы…», «Шомполом попали в голову…», «Из ствола пушки не вытащили банник…», «Кавалерист упал с коня…». И тут же десятки комментариев, часто переходящих в откровенные оскорбления, диванные эксперты, менторским тоном вещающие что-то вроде: а мы всегда говорили, что все они немного того…

Скажу сразу и к вопросу этому возвращаться больше не буду. Убийца должен сидеть в тюрьме. Так же, как вор, взяточник и любой другой преступник. И неважно, кто он — министр, депутат, профессор или обыкновенный слесарь (да простят меня представители этой почтенной профессии). Также неважно, чем увлекался преступник: рисовал картины, собирал марки, занимался боксом или, к примеру, вышивал гладью. И даже если за жестокое преступление осужден художник или филателист, это вовсе не значит, что все остальные увлекающиеся этим хобби люди тоже потенциальные злодеи. Если проводить такие параллели, то после Второй мировой войны нужно было признать опасными сумасшедшими всех художников, поскольку, и это общеизвестный факт, Адольф Гитлер когда-то рисовал картины.

Благодаря нам любой школьник может увидеть, как выглядел русский дружинник во время Куликовской битвы, или тевтонский рыцарь на Ледовом Побоище, или защитник батареи Раевского / Вечерняя Москва / Алексей Орлов, «Вечерняя Москва»

Благодаря нам любой школьник может увидеть, как выглядел русский дружинник во время Куликовской битвы, или тевтонский рыцарь на Ледовом Побоище, или защитник батареи Раевского

ФОТО: Алексей Орлов, «Вечерняя Москва» Вечерняя Москва

Да, мы занимаемся исторической реконструкцией разных эпох. Мы стараемся до мельчайших подробностей воссоздать материальную культуру того или иного региона и века. Мы объезжаем музеи и с лупой изучаем старинные манускрипты. Мы можем ночами корпеть над переводом иностранного каталога и ломать голову — как ту или иную вещь сделал мастер, умерший десять веков назад. По трем изъеденным ржавчиной пластинкам пытаемся восстановить, как выглядел доспех воина. Мы тренируемся, чтобы понять, как на самом деле могли происходить битвы, часто описанные в летописях двумя–тремя скупыми строчками.

Да, на исторических реконструкциях бывают печальные эксцессы, хотя травмы участники получают ничуть не чаще, чем, например, во время игры в хоккей, туристических походов или пейнтбола. Но мы все взрослые люди и знаем, на что идем. И если я беру в руку щит и меч (кстати, для справки, наше «вооружение», хоть и является максимально приближенным к историческим оригиналам, не заточено), то прекрасно понимаю, что мне могут нанести травму. И мой противник тоже осознает это. И в то же время мы служим наглядным примером, своего рода окном в историю. И отчасти именно благодаря нам любой школьник может увидеть, а не пытаться представить со слов в тоскливой научной статье, написанной сухим академическим языком, как выглядел, например, русский дружинник во время Куликовской битвы, или тевтонский рыцарь на Ледовом побоище, или защитник батареи Раевского.

Мы все взрослые и состоявшиеся люди, которые избрали своим хобби историю. И я призываю не судить всех за преступление, которое совершил один из участников нашего движения. Руки прочь от исторической реконструкции!

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции «Вечерней Москвы»

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Пройти тест на человечность

Александр Мясников, заслуженный врач города Москвы

Важно соблюдать спокойствие

Мехти Мехтиев

Мир поменяется: какой будет экономика после кризиса

Анатолий Горняк

Зачем вводить сухой закон

Ирина Алкснис

Повседневное волонтерство: как помочь соседям

Илья Новокрещенов, учитель

Не делайте за ребенка уроки

Сергей Лесков

Телевидение Влада Листьева

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем нам страдать?

Информация в оболочке. Ученые считают, что благодаря вирусам зародилась жизнь

Здоровый образ жизни: квест на выживание

Персональный курс. Медицина будущего должна лечить не болезнь, а человека

Генно-модифицированные продукты: страшный миф или научный прорыв?