Мафия нищих бессмертна

Общество
Вы помните, как в начале девяностых годов Москву внезапно захватили нищие? Словно джинн вырвался из бутылки. Невесть откуда взявшиеся инвалиды в живописных лохмотьях взывали к жалости и просили копеечку.

Это были золотые для них времена: еще не привыкшие к такому душещипательному зрелищу москвичи хватались за сердце и лезли в карманы за кошельками. Мне запомнилась толстая пожилая тетка в платке у метро «Октябрьская». Стоя на коленях, она с периодичностью метронома билась головой об асфальт. Перед ней лежала картонка: «Помогите, последняя стадия диабета». Народ помогал охотно, теткина тарелочка быстро наполнялась монетками и замусоленными разноцветными бумажками. А через пару месяцев на том же углу я увидел другую женщину. Еще молодую, с растрепанными волосами и уже изрядно помятым жизнью лицом. От ее предшественницы осталась только картонка — та самая, про диабет. Прохожие новенькую тоже не обижали, ее тарелочка не пустовала. Практика показала: нищенок, работавших под диабетическим «брендом», можно было менять без ущерба для выручки.

Если какая мафия действительно бессмертна, то это мафия нищих. На Руси не было, кажется, такого правителя, который бы ни пытался с ней справиться. Уж на что был крут царь-батюшка Петр Великий: запретил нищим появляться на улицах, штрафовал подающих милостыню, а приехавших в Москву «увечных» гастролеров бил кнутом и ссылал в Сибирь. Только не помогли ни его кнут, ни пряник в виде появившихся позже многочисленных ночлежек, приютов и столовых для бездомных. Профессиональные попрошайки сумели выжить даже при коммунистах.

Мафия нищих бессмертнаЕсли какая мафия действительно бессмертна, то это мафия нищих / Фото: Пелагия Замятина, «Вечерняя Москва»

Они все те же — меняются лишь их легенды. Сейчас, например, картонка с диабетом не работает: все прекрасно знают, что в поликлинике выписывают бесплатный инсулин. Все реже встретишь в Москве калек в камуфляже, изображающих солдат, вернувшихся из Афгана и Чечни. Потихоньку исчезают «беженцы» из Донецка и Луганска. Куда-то запропастились опрятно одетые «сами-не-местные», которым не на что купить обратный билет в свою тьмутаракань.

Теперь самый прибыльный бизнес — на детях. Вид несчастного ребенка бьет точно в цель, вызывая у сострадательных горожанок временное помутнение рассудка. «Мадонны» (так на профессиональном нищенском жаргоне зовут «нищенок» с детьми) собирают гораздо больше, чем зарабатывают их «спасители». Причем дети эти обычно чужие, взятые «напрокат» или вовсе украденные, напичканные лекарствами и опоенные всякой дрянью.

Да, конечно, дающий нищему не обеднеет, как сказал мудрейший из мудрецов царь Соломон. Только слишком много воды утекло с ветхозаветных времен. Сегодня, подавая нищим, мы не милосердие проявляем, а фактически спонсируем рабство. Ведь настоящих нищих-«индивидуалов» давно вытеснили циничные профессионалы, владельцы армий бесправных рабов, которых утром развозят по доходным точкам, а вечером забирают оттуда вместе с хорошей выручкой. Эти специально подчас изувеченные, накачанные алкоголем рабы живут в наше время, когда так много говорится о правах личности. Конечно, они сами сделали все, чтобы оказаться на дне. Сами пропили свою жизнь и спустили ее в унитаз. Но если с мафией нищих не бороться, она действительно будет бессмертной. И армия рабов-побирушек будет непрерывно пополняться.

Сегодня, когда по всему городу расставлены тысячи видеокамер высокой четкости, любое уличное преступление можно легко раскрыть. И покончить наконец с этим бизнесом, эксплуатирующим естественное человеческое желание творить добро.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news