Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Почему обвалилась нефть

На нефтяном рынке произошло беспрецедентное событие: фьючерсы на американскую нефть сорта WTI за сутки потеряли в цене 300 процентов и достигли показателя в минус 36 долларов. До сих пор самой низкой точкой падения были 9 долларов в начале 90-х годов ХХ века. Российский сорт Urals также торговался по отрицательной цене — минус 2 доллара. Что это значит и чего ждать дальше?

Непосредственной причиной обвала стало истечение сроков майского фьючерса на WTI, исполнение которого наступило 21 апреля. По законам биржевой торговли на момент истечения срока фьючерса его цена должна сравняться с так называемой спотовой (с поставкой «прямо сейчас»). Однако прямо сейчас нефть в мире никому не нужна: вся мировая экономика ушла на карантин, спрос на черное золото рухнул минимум на 30 процентов. Хорошо еще, что не до нуля. Главным определяющим фактором на нефтяном рынке сейчас, помимо падения спроса, является то, что все возможные хранилища переполнены. И если нефтедобыча будет продолжаться такими же темпами, то не позже середины мая хранить нефть будет негде чисто физически.

В настоящее время по всему миру в цистернах, танкерах, в нефтепроводах и т. д. уже образовалось 160 миллионов тонн нефти. Это значит, что можно не добывать вообще ни капли нефти и запасов хватит на полмесяца. Главный нефтяной хаб в Америке (в Кушинге, штат Оклахома) заполнен на 70 процентов. При этом Америка мало того что продолжает качать нефть сама, так еще и саудовскими танкерами получает 500–600 тысяч тонн в сутки: многие американские НПЗ отрегулированы под легкую саудовскую нефть и из нее делают бензин. В таких условиях возникает паника на рынке, срабатывают роботы-автоматы, реагирующие на торговые алгоритмы. В торговле нефтяными фьючерсами имеется также огромная спекулятивная составляющая. И в понедельник те, кто ставил на падение («шортил»), могли сказочно обогатиться. Разумно было бы в таких условиях просто остановить торги, чтобы не сеять панику. Но этого не сделали, и понеслось.

Июньские фьючерсы и по маркерному для России сорту Brent, и по американской WТI на утро 21 апреля котировались выше 20. При этом реальная цена продажи российской Urals опускалась до уровня примерно 15 долларов.

Почему обвалилась нефть Если нефтедобыча будет продолжаться такими же темпами, то вскоре хранить нефть будет негде чисто физически / Фото: pixabay.com

Конечно, можно успокаивать себя тем, что, мол, речь о «бумажной нефти» — в реальной жизни в минус продавать нефть не станет никто. Вернее, не станет продолжительное время. Единичные сделки, которые еще недавно казались страшной фантастикой, вполне вероятны. И такая сделка может быть далеко не одна. Реальность же такова, что нефтяной рынок движется к локальной катастрофе вместе со всей мировой экономикой. И если карантин продлится еще пару месяцев, то именно это и произойдет. Например, при цене нефти ниже 10 долларов на протяжении длительного времени обанкротится практически вся американская «нефтянка». Это слабое утешение, поскольку наши нефтяные компании тоже придется спасать (себестоимость добычи нефти в России близка к американской), правда, неизвестно, за счет кого и чего.

Уже ясно, что новая сделка ОПЕК+ не сможет сбалансировать спрос и предложение на рынке. К тому же она вступит в силу с 1 мая, а обвал идет уже сейчас. Сделка уберет с рынка менее 10 миллионов баррелей в сутки, тогда как лишних на нем уже ближе к 30 миллионам. Соглашение способно лишь частично замедлить темпы приближения полного заполнения хранилищ на 2–3 месяца. Без перезапуска мировой экономики и хотя бы частичного восстановления спроса на нефть ситуация не исправится. Самым оптимистичным прогнозом на этот год было бы восстановление среднегодовой цены примерно до 35 долларов за баррель сорта Brent. Однако падения ее до 10 долларов и даже ниже в ближайшие недели исключать нельзя. В этом плане сегодня ситуация уже намного хуже, чем было в 80-х годах ХХ века, что нанесло сильный удар по СССР.

В таких условиях Россия могла бы продержаться за счет ФНБ и других средств поддержки пару лет. Министр финансов Антон Силуанов уже заявил, что сокращения бюджетных расходов в этом году не будет. Если это так, то это правильное решение, даже если оно покажется кому-то странным. Потому что «сжатие» российской экономики в целом и спроса в частности может привести к необратимым последствиям, расхлебывать которые придется не один год.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты