Куда деваться от стыда

Общество
«А скинь фото?» — просьба, которую хотя бы раз слышала каждая девушка. Речь, конечно, не об обычном селфи, а о чем-то погорячее. Развитие событий здесь может быть разным. Если проситель совсем не мил вашему сердцу, то за такой просьбой последует немедленный бан. Но вот если он — ваш милый друг, то у вас вполне могут открыться таланты модели в стиле ню.

Когда мы влюблены, то часто уверены в своем партнере: он никогда не поступит плохо, не причинит боли и не поставит в неловкое положение. Максимум, чего опасаются влюбленные авторы горячих селфи, — это киберпреступников, которые взломают их мессенджер и явят миру откровенные снимки.

Не спорю, такое бывает. У знаменитостей. Но если вы обычный человек, то опасаться подобного «слива» следует не столько от рук хакеров, сколько от того, кто сейчас печатает эту самую просьбу: «Скинь фото». Потому что именно эти кадры станут контрольным аргументом в любой ссоре. И даже — причиной шантажа. Такому явлению уже дали название: порноместь.

Звучит интригующе, не правда ли? Кажется, что речь идет о каком-то специфичном виде утех. Но на самом деле это такой вид мести, который вполне способен довести жертву до края. Только вообразите, каково слышать, как близкий человек грозится опубликовать интимные фото в интернете, разослать родным и коллегам, не пожалеть денег на рекламный щит и полосу-передовицу газеты, которую выписывает твоя бабуля. Куда деваться от этого стыда?

Такие случаи нередки. В Британии ситуацию признали вышедшей из-под контроля (особенно во время карантина) и решили приравнять публикацию чужих интим-фото и переписок к сексуальному насилию. Уже сейчас в Англии и Уэльсе такая месть может обойтись человеку в два года тюрьмы. А в Шотландии — в пять. А что в России?

Куда деваться от стыда«А скинь фото?» — просьба, которую хотя бы раз слышала каждая девушка / Фото: Софья Сандурская / АГН «Москва»

В России, как ни прискорбно, ответственность, скорее, ляжет на жертву. «Сама виновата, сама дура!» — это раз. «Тьфу, как не стыдно, такое посылала кому-то!» — это два. «Так ей и надо, впредь будет порядочнее!» — это три. Я бы ответила, что нужно быть породистым мерзавцем, чтобы сливать интимные фото близкого человека. Но отечественное законодательство куда более хладнокровно относится к подобным случаям.

Иногда жертвы сексуального кибербуллинга пытаются добиться защиты, ссылаясь на неприкосновенность частной жизни. Но это не всем удается. И чаще они предпочитают удалить свои учетные записи, сменить адрес, имя, внешность, а потом еще долго нуждаются в психологической помощи. За которой, разумеется, не обращаются.

Как и жертвы сексуального насилия, кстати. Они тоже винят во всем себя и долго (или всегда?) ощущают себя грязными, недостойными уважения и чьей-либо защиты. Лучшая защита теперь — молчание.

Еще в 2017 году депутат из Санкт-Петербурга Артемий Галицын выступал с инициативой дополнить статью Уголовного кодекса о неприкосновенности частной жизни пунктом об ответственности за опубликование чужих интимных фото. Но воз и ныне там. А ведь уголовная ответственность за сексуальный кибербуллинг и, в частности, за порноместь — это хороший пример того, что было бы совсем неплохо перенять у британцев. Только делать этого мы, конечно, не будем...

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news