Возможен ли майдан по-белорусски

Внешняя политика
9 августа состоятся президентские выборы в Белоруссии. Александр Лукашенко снова претендует на переизбрание. Он говорит, что понимает «братьев-россиян», которые боятся потерять белорусов. Но и не хочет, чтобы белорусами «понукали с Запада». Кто он нам — «друг или так»? И как складываются отношения с Белоруссией, которая часть Союзного государства?

На эти выборы Батька идет, посадив двоих из трех самых сильных оппозиционных кандидатов и заведя дело на третьего. Москва официально не реагирует. Хотя Виктора Бабарико (он считается основным противником Лукашенко) обвиняют в неких преступлениях, связанных с его работой главой Белгазпромбанка, фактически наполовину принадлежащего Газпрому.

В принципе, такой подход понятен. Отношения между президентами России и Белоруссии за последний год заметно охладели, и все же Батька привычен в своих манерах вести дела, в том числе откровенно шантажируя Москву тем, что будет заигрывать с Западом. А вот с оппозиционерами еще неизвестно, как сложатся отношения.

В чрезмерных симпатиях к России ни одного из них обвинить нельзя. В случае дальнейшего обострения ситуации (а она постепенно накаляется) в республике могут создаться условия для возникновения майдана по-белорусски под антироссийским и проевропейским лозунгами. Лукашенко хотя бы на словах поддерживает дальнейшую интеграцию в рамках Союзного государства, а его «преемники» могут от нее вовсе отказаться. Хотя свою избирательную кампанию и он ведет под знаком отстаивания независимости республики. Ясное дело, от кого — от России. В случае своего переизбрания Батька, скорее всего, продолжит заигрывание с Западом, рассматривая это как форму оказания давления на Москву с целью получения от нее вполне конкретных экономических преференций.

Возможен ли майдан по-белорусски9 августа состоятся президентские выборы в Белоруссии / Фото: president.gov.by / Пресс-служба президента Республики Беларусь

Стоит отметить, что в последние пару лет наметился определенный прогресс в отношениях Белоруссии с Западом. Большинство европейских санкций против высокопоставленных чиновников этой страны сняты. Дело идет к упрощению визового режима. Кроме того, в феврале текущего года Белоруссию впервые за четверть века посетил госсекретарь США (Майк Помпео). Договорились о восстановлении полноценных дипломатических отношений и обмене послами, но помешала пандемия. Зато Минск заручился обещанием Вашингтона поставлять в республику нефть, что призвано было впечатлить прежде всего российских партнеров, заставив их снизить цены.

Впрочем, согласно недавно проведенному опросу Центра пространственного анализа международных отношений МГИМО, почти 90 процентов белорусов высказываются за дружеские или партнерские отношения с Россией. Однако такое единство мнений может быть нарушено, если конкретные условия союзничества и интеграции будут восприняты белорусами именно как потеря суверенитета страны и вхождение в состав России на правах младшего партнера.

Тут важны детали. Возможно, они появятся как раз 8 декабря или чуть позже, когда между двумя странами будет утверждена программа экономического сближения и вообще дальнейшей интеграции. Замечу в скобках, что нынешняя белорусская экономическая модель сама по себе стала возможна только благодаря многолетним многомиллиардным субсидиям со стороны России, в основном энергетическим. В том числе — поставка значительного количества сырой нефти, которую Белоруссия покупает по дисконтным ценам.

В общем, нужны подробности, но мы их пока не знаем.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news