Когда статистика важнее детской смерти

Здоровье
В Калининграде судят врачей. Дело об убийстве. По версии следствия, в роддоме недоношенному младенцу ввели сульфат магния, что привело к его смерти.

Медицинская общественность коллег защищает: дескать, ребенок родился на 24-й неделе беременности, глубоко недоношенным, с экстремально низкой массой тела — всего 700 граммов. И шансы на выживание были минимальными, если были вообще.

Не будем предсказывать итоги процесса, суд во всем разберется. Обратим внимание на причину случившегося. А она очевидна: и. о. главврача роддома и неонатолог прибывшей на вызов реанимационной бригады перинатального центра пуще смерти (чужой) боялись испортить статистику своих учреждений. Появившегося на свет живым младенца записали в мертворожденные и сделали ему роковую инъекцию — так, по крайней мере, говорят свидетели.

Жуткий, но не новый способ управления цифрами в роддоме. Приходилось слышать, что раньше, до появления чудесных теплых кувезов для недоношенных, таких обреченных младенцев клали на холодный подоконник и открывали форточку. Все для того же: чтобы не портили статистику. Чтобы, простите за цинизм, снизить младенческую смертность.

А ведь должно быть совсем иначе. Родился нежизнеспособный ребенок — ну так попытайтесь его спасти. Для этого, собственно, и создана сеть региональных неонатальных центров, один из которых находится в Калининграде. А если не получилось, то врачи не должны трястись от страха, ведь сделано все возможное.

Когда статистика важнее детской смертиРодился нежизнеспособный ребенок — ну так попытайтесь его спасти / Фото: Светлана Колоскова, «Вечерняя Москва»

Увы, работу наших лечебных учреждений оценивают по статистическим показателям. Попробуйте госпитализировать умирающего — это почти нереально, от него будут отбрыкиваться руками и ногами. Он же испортит статистику! Из стационара могут выписать чуть ли не в агонии, даже если больной умрет по дороге домой, он уже не попадет в годовой отчет. Поэтому цифры зачастую не обнажают, а скрывают истину. И если в какой-то больнице выше смертность, это еще не значит, что в ней хуже лечат. Может, там просто гуманнее относятся к людям.

Часть нашей медицинской статистики вообще сомнительна. В поликлиниках, например, даже в разгар эпидемии гриппа при всех его характерных симптомах ставят диагноз ОРВИ. Зачем? Про каждый случай гриппа надо сообщать инфекционистам — а это дополнительная документация. Вместо ангины часто ставят фарингит — так тоже удобнее отчитываться.

Пару лет назад была обнародована аудиозапись из Белгорода. Найдите ее на «Ютуб». И услышите, как Татьяна Яковлева, в то время заместитель министра здравоохранения России, ругает местных главврачей и чиновников за «красивые цифры». Младенческую смертность в Белгороде снижали путем увеличения числа мертворожденных (привет, Калининград!). Смертность от онкологических и сердечно-сосудистых заболеваний, не мудрствуя лукаво, заносили в графу «прочие причины». Почему белгородские эскулапы «работали» именно с этими цифрами? Да потому что улучшить помощь онкологическим и кардиологическим больным предписывают майские указы президента Владимира Путина!

Риторический вопрос: кого мы обманываем? Только самих себя.

Разумеется, никто не призывает отказаться от сбора статистических данных. Но цифирь не должна быть догмой, она нужна не для устрашения врачей, а для выявления болевых точек здравоохранения и принятия правильных решений. А у нас цифрами оперируют как скальпелем. И в результате этих операций страдают люди.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news