Так ли страшен воспитатель, как его малюют

В мире
Татуировщики раскрашивали его в общей сложности около 460 часов. Речь о французе Сильвене Элене, чьи тело, лицо и даже белки глаз покрыты татуировками. Все бы ничего, но 35-летний мужчина работал воспитателем в детском саду начальной школы недалеко от Парижа.

С этой работой пришлось частично попрощаться после того, как один из родителей пожаловался на испуг трехлетнего ребенка, связав его ночные кошмары с внешностью необычного педагога. Сам Элен заявил, что даже не учил того мальчика, а родители всех его подопечных якобы относились к оригинальной внешности воспитателя лояльно. Более того, француз не намерен прекращать карьеру и уверен, что его экстравагантный вид научит детей толерантности! Цель, казалось бы, неплохая. Да и на самовыражение мы все имеем право. Вот только безгранично ли оно? Или есть неписаные правила?

Многие дети не любят ходить в детский сад. И внешность педагогов здесь вообще ни при чем. Мы, например, боялись высокого голоса заведующей: эти звуки не предвещали ничего хорошего. А сколько случаев, когда воспитательница с совершенно обычной внешностью оказывалась садисткой, которая унижает детей и кричит на них? После увольнения такая тетя преспокойно идет работать в другой детский сад. Опыт есть, на зарплату воспитателя согласна, выглядит прилично. И что главное — привычно.

Во Франции «забитый» по самые ресницы воспитатель продолжает работать, но с детьми старше шести лет. В России, скорее всего, с ним не стали бы и разговаривать, приди он, весь такой разукрашенный, на собеседование. Ведь татуировки так просто не сведешь. Но если выбирать из двух зол, то уж лучше пусть мое чадо учит стишки к Новому году с человеком, больше похожим на настенный ковер, чем с теткой-садисткой.

Так ли страшен воспитатель, как его малюютТатуировщики раскрашивали его в общей сложности около 460 часов / Фото: instagram.com/freakyhoody

В целом я ничего не имею против тату. Сама не чистый лист. Но когда убеждение «мое тело — это храм, а татуировки — фрески в нем» поднимается уже до самого «купола», стоит задуматься. Скорее всего, такая форма самовыражения говорит о внутреннем конфликте. Я не утверждаю, что это обязательно что-то ужасное, что может угрожать окружающим. Вовсе нет. Но настолько эпатажный образ педагога не мог не вызывать вопросов. Или господин Элен этого не понимал?

Понимал, конечно. Но заигрался. По сути, «забить» лицо и заявить, что ты не намерен оставлять карьеру педагога, — это вызов, а не совпадение. И тут дело в любви не к детям, а к эпатажу. К тому же в благой цели — научить маленьких детей с самых ранних лет «принимать людей, отличающихся от нормы», — едва уловимо витают нотки лицемерия. Мы же с вами их уловили, правда? Они вот в чем. Во-первых, что такое норма? Во-вторых, есть ли разница между теми, кто отличается от других в силу природных особенностей или обстоятельств, и теми, кто по приколу тюнингует свое тело? Люди с избыточным весом или нездоровой худобой, шрамами или ожогами, потерявшие волосы или конечности, — они не выбирали выглядеть так. И остро нуждаются в принятии. То есть в том, чтобы их особенности просто не замечали.

Дабы донести до ребенка эти простые и важные вещи, совсем не обязательно разукрашивать лицо. Ведь если ты педагог по призванию, то сумеешь достучаться и словом. А если нет, то ни крики, ни кулаки, ни тату тебе не помогут.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsGoogle newsGoogle news