Сдалась она вам, эта любовь

Общество
И что вообще она такое? Если понимать любовь как зависимость от другого, то, скорее, нет. Если понимать как невозможность, пусть и кажущуюся, жить без кого-то, при всей абсурдности такого решения, то, скорее, да. Потому что больной не может жить без лекарства. Значит, лучше не болеть?

Врачи говорят, при состоянии влюбленности наблюдается классическая картина психического заболевания со всеми химическими и физическими изменениями в организме. Но, как завязавший алкоголик, переболевший любовью человек будет втайне от окружающих тосковать по этому добровольному безумию. Уверяя всех, что больше на эти грабли не наступит. Потому что жизнь становится пресной. А чем ее подсолить, каждый решает сам.

Форумы русских эмигрантов, например в Польше, пестрят историями женщин, работающих горничными. Картина схожая: успешные польки, занимающие приличное положение в обществе и имеющие возможность позволить себе прислугу, как правило, держат в холодильниках только запас вина. И коротают вечера в обществе бутылки.

У нас, понятное дело, покруче будет: наши дамы предпочитают что покрепче. Климат холодный. И, видимо, по причине погодных условий часто заводят себе котов. Двуногих. Я лично знаю несколько таких бизнесвумен средних лет. И хотя каждая из них прекрасно понимает, что кот — существо непостоянное и небескорыстное, рада придумывать себе романтические чувства. Иногда доверяя коту доступ к счетам в банке, что, безусловно, иначе как безнадежным случаем временного помешательства не объяснить.

Сдалась она вам, эта любовьФото: Кирилл Зыков / АГН «Москва»

А уж про то, как солидный дядя, к сорока пяти годам достигший благополучия и положения в обществе, вдруг бросает семью и начинает новую жизнь с молоденькой секретаршей-стажеркой-студенткой, и говорить уже надоело. История тривиальная.

Простите, вы не бывали в психушках? Ну тогда сами поинтересуйтесь у профессора, какова одна из причин попытки суицида. И вам ответят: любовь.

Я раз стоял под расстрелом, дважды женат и трижды любил. Истинно говорю вам: каждый, прошедший через любовь, достоин нашивки «за тяжелое ранение». Сердца. Я бросал престижный университет с перспективой крутой карьеры и уходил в армию. Я топил свое горе в стакане, теряя берега. Я спасался от любви в дальних странствиях, полных опасностей и приключений. Из одной любви я выходил семь лет: первый год — почти не дыша, второй — дыша через раз.

— Знаешь, когда она тебе позвонит сама? — сказал я товарищу, переживающему подобное. — В тот день, когда ты впервые о ней не вспомнишь.

Обычно это происходит примерно через год, если не брать тот мой семилетний тяжкий феномен. Через тринадцать месяцев он мне позвонил:

— Ты прав.

Я же, как и любой ветеран, живу и боюсь попасть снова на поле боя. Желая этого всей душой.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen