Кровь на снегу: почему подрались сибирские гопники

Общество
Следственный комитет начал проверку массовой драки в сибирском городке Таштаголе. Видео появилось в соцсетях. Модно одетые подростки числом в пару десятков сначала о чем-то беседуют, а потом начинают друг друга метелить. Упавших — пинают, норовя попасть в голову. На снегу — кровь.

Позже выяснилось: подрались местные с приехавшими из соседнего поселка Шерегеша. Кто не в курсе, Шерегеш — это сибирский Куршевель, богатый горнолыжный курорт. Туда и из Москвы летают. Но нравы в этих местах, увы, волчьи. Я смотрел это видео и качал головой. За тридцать лет ничего, кроме одежды, не изменилось.

Так получилось, что я сам рос в маленьком холодном городке. Только носили мы не яркие куртки и кроссовки, как герои видео, а телогрейки, черные или серые. Синие почему-то было западло. Свой ватник, как сейчас помню, я купил в универмаге за 14 рублей 20 копеек. Рукава, согласно тогдашней моде, должны были закрывать кисть. Это удобно: и руки не мерзнут, и не видно, что в руке — кастет или заточенная отвертка. Нет, мы были отнюдь не бандиты. Просто в любой момент тебя могли остановить и спросить: из какого района и кого ты там знаешь. Если ответ не нравился, то происходило то же, что на видео. В общем, кастет и отвертка лишними не были. Мне, впрочем, везло. Я был с Банка. Так назывался район, примыкавший к Банковскому переулку. С «банковскими» обычно не связывались. А вот если ты с Мозамбика, из Цинка или Чудесного края, то можно было и огрести. Ну хотя бы за то, что просто оказался на чужой территории.

Кровь на снегу: почему подрались сибирские гопникиСК начал проверку массовой драки в сибирском городке Таштаголе / Фото: Youtube / kp.ru

Мир моды гопников, среди которых я вырос, поражал воображение. На телогрейках было принято с помощью белизны рисовать разного рода «граффити». Как правило, что-то брутальное — типа орлов. Иногда трилистник «Адидаса» во всю спину. Самые стильные парни пришивали к воротнику телогрейки… капюшон от куртки-аляски. Не надо думать, что он подходил по цвету — такие тонкости мало волновали. Если бы Пьер Карден увидел подобный дизайн, то, я уверен, не дожил бы до 98 лет.

Дрались постоянно. Это было так же банально, как в Москве купить «кофе с собой». И дело, как я сейчас понимаю, было не столько в подростковой агрессивности, сколько в банальном наличии свободного времени: когда нечем заняться. Можно, конечно, долго ругаться на интернет и компьютерные игры-стрелялки, но, я уверен, они убрали с улиц немалую часть потенциальных хулиганов. Если бы у нас, волчат, была возможность «мочить» компьютерных монстров, мы бы, надо думать, выплеснули на них часть природной дури. Но мои сверстники в лучшем случае ходили в видеосалоны, смотрели на Шварца, Сталлоне, Брюса Ли и пытались повторить их подвиги. Эх, не хватало нам интерактива!

В Таштаголе, как видно, не хватает его и сейчас. Скука, вязкая бессобытийная действительность — бич сотен маленьких российских городков. Ее разбавляют алкоголем, наркотиками, драками «район на район» по тут же придуманным поводам. Нашей молодежи катастрофически недостает «движухи». Последние события показывают, что есть люди, которые это поняли и пытаются использовать. Жаль, хрен редьки не слаще, ибо все равно светит только решетка.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen