Беда, которая нас объединяет

Общество
Снежный Армагеддон застал меня на даче. Трижды за день, расчистив площадку между нашим и соседским домом, бросила взгляд в конец улицы и успела увидеть, как два красных стоп-сигнала утонули в снегу.

«Безумству храбрых поем мы песню…» — пробормотала я, хватаясь за лопату. Но откопать из сугроба старый «мерс», зарывшийся в снег едва ли не по самую крышу, мы вдвоем с водителем не смогли. Дальше было как в «Репке»: позвала бабка внучку, а внучка — Жучку… До мышей мы не дошли, машину выволакивали вчетвером. И расставались, занесенные метелью, мокрыми, уставшими, но почему-то счастливыми.

А утром вместо будильника сработало сообщение от председателя нашего СНТ: «Мы практически отрезаны от цивилизации, просьба на машинах не выезжать». Прилетела и другая весть: трактор сломался. Не приедет тракторист Серега, не пронесется на лихом железном коне по улицам. Кошмар! Но было в этом кошмаре и нечто такое, отчего до сих пор на душе тепло.

Нас удивительным образом объединяет беда. Не помню, чтобы люди с таким рвением помогали друг другу! На каких-то новых волнах заработало «сарафанное радио»: там — не могут выйти из дома, тут — застряла машина, в конце улицы занесло дома стариков. Там чистить особо не надо, но вот хлебушка бы им купить и молока.

Беда, которая нас объединяетФото: pixabay.com

И было несказанным счастьем тащиться по сугробам за этим хлебом и молоком, а потом лезть через забор и рушиться с него в пушистый снег с буханкой наперевес, грести по пояс к занесенной двери... «Мы как тимуровцы», — сказал сосед, сияя. И все закивали, вспоминая забытого Аркадия Гайдара и согретые этим единением.

А когда через сутки с лишним починили трактор и жизнь начала возвращаться в привычное русло, я видела на трассе те же проявления заботы друг о друге. Кого-то сообща тянули из сугроба, были терпеливы к забуксовавшим, ехали без хамских демаршей. В этом смысле мне даже жаль, что Армагеддон завершен. Уже на следующий день, набегавшись по делам по столичным улицам, я поняла, что он унес с собой эту на миг открывшуюся человечность, спрятанную под панцирем отчуждения и индивидуализма. Нам комфортно под ним, как спящим цветам под снегом. Но, может, правда, это единение вновь проявит себя? Например, на даче — когда снег превратится в реки. В преддверии потопа мы вновь станем «тимуровцами», откачивая воду из захлебнувшихся колодцев, спасая друг друга. Вместе.

Странно. Человек на то и человек, чтобы преодолевать испытания. Но выходит, они и делают его человеком.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzen
Вопрос дня
Кому поставить памятник на Лубянской площади в Москве?