Карта городских событий
Смотреть карту

Страсть, которая есть корень зла

Общество
В беседах о борьбе с греховными наклонностями не всегда уделяется внимание самой тонкой из всех страстей, порабощающих человеческое естество. В ней содержится начало и причина всего порочного, безнравственного, богопротивного. «Матерь страстей» — так именуют себялюбие святые отцы.

Преподобный Максим Исповедник объясняет, что себялюбие заключается в слишком сильной привязанности к своему телу. Возникает оно от гордости и в то же время порождает ее.

Сегодня в человеке взращивают эту злейшую страсть с младенчества: «Люби себя! Бери от жизни все, ведь ты — величина!» Что же представляет собой человек? Земной прах и пыль (см. Быт. 2:7). Только милость Божия делает его личностью, способной по благодати уподобиться Творцу. Благодаря Богу человек живет и имеет бессмертную душу (см. Быт. 1:26).

Премудрый царь Давид с такими словами обращался к Господу: «Что есть человек, что Ты... обращаешь на него внимание? Человек подобен дуновению; дни его — как уклоняющаяся тень» (Пс. 143:3—4). Вот каков человек. Помня об этом, святые со смирением относились к себе и возлагали все надежды на Иисуса Христа.

Сегодня ребенок стал центром семьи, и вокруг него, как планеты, вращаются родители, дяди и тети, дедушки и бабушки. Младенец еще не умеет говорить, а его уже беспричинно хвалят, балуют, когда он капризничает, им умиляются. В результате вырастает человек, который считает, что все лучшее предназначено ему, все люди должны его любить и о нем заботиться. Он не привык думать об окружающих.

Если обратиться к дореволюционному опыту воспитания детей, можно увидеть, что в большинстве семей их приучали заботиться о родителях. Не детей обслуживали, а дети помогали отцу и матери, бабушке и дедушке, ухаживали за младшими братьями и сестрами.

Страсть, которая есть корень злаВид на храм Георгия Победоносца на Поклонной горе в Москве / Фото: Игорь Генералов / Вечерняя Москва

В прошлом столетии многие семьи старались сохранить такой уклад. В 1950-е годы в одной из деревень дети шести–семи лет вставали в пять часов утра. Они выгоняли гусей и должны были следить за ними, пока те паслись. Было прохладно, хотелось спать, но никто не возмущался. Поручение исполняли, и это казалось совершенно естественным. Они гордились, что участвуют в семейном труде. Знаю, что впоследствии из тех детей выросли очень трудолюбивые люди, привыкшие ответственно подходить к любому делу.

Современный человек действительно привык брать от жизни все, искать удовольствий и развлечений. Это служит почвой для развития себялюбия: чрезмерной веры в собственные силы. Человеку кажется, что он является хозяином ситуации, творцом своей судьбы. На деле же он напоминает жука из притчи святого преподобного Амвросия Оптинского.

В погожий солнечный день летит жук и самоуверенно глядит по сторонам: «Все мои леса, все мои поля! Все мои леса, все мои поля!» А как только повеет холодом и подует хотя бы слабенький ветерок, жук уцепится за листик, прижмется к нему и только пищит: «Не спихни!»

Так и самолюбивый человек считает, что сам созидает свое счастье, до того момента, пока не возникают неприятности в его жизни. Они напоминают ему об истинном положении дел, изменчивости и временности земного благополучия, а он не может противостоять таким оборотам жизни. А дальше что?

«Откуда страсти?» — спрашивает святитель Феофан Затворник и тут же отвечает, что люди не рождаются с определенными страстями, но каждый появляется на свет «с семенем всех страстей — самолюбием». Со временем оно прорастает и превращается в большое дерево, с ветвей которого свисают грехи человека. Самые же главные ветви этого дерева — страсти славолюбия, сластолюбия и сребролюбия. Самолюбивый человек перестает доверять Богу, и это выражается в страсти сребролюбия; чрезмерно стремится к плотским и душевным наслаждениям — проявления сластолюбия; забывает о вечной славе, увлекаясь славой земной, — так обнаруживается славолюбие.

Эти страсти, в свою очередь, становятся началом чревоугодия, гордости, тщеславия, блуда, уныния, печали, гнева и др. То есть самолюбие, так еще называют главную страсть, рождает все грехи.

Какова сущность других страстей? Блуд является искажением отношений между полами, нарушением заложенной в них Божественной цели. Страсть гордости проявляется в отвержении Бога и презрении людей. Чревоугодие — в предпочтении всему чувственных удовольствий. По слову апостола Павла, для людей, подвергающихся этой страсти, богом становится их чрево (ср. Фил. 3:19). Тщеславие «маскируется» сильнее других страстей. Человек даже способен принимать это греховное состояние за благодатное утешение.

Стоит отметить, что не все состояния человека являются греховными. Так, гнев в естественном его проявлении, то есть когда он обращен не на ближних, а, например, на греховные помыслы, служит к совершению добрых дел. Так же и печаль. Есть страсть — состояние, когда человек охладевает к вере, унывает и даже впадает в отчаяние, но есть и добродетель — скорбь о своих грехах.

Многие страсти возникают из-за неумеренности человека. Примером может служить сребролюбие. Чтобы избегать этой страсти, необходимо уклоняться как от чрезмерного пристрастия к деньгам, так и от слишком легкомысленного отношения к ним.

Поскольку себялюбие порождает все прочие страсти, то и исцеление от них можно найти в его искоренении. По словам святого Максима Исповедника, тот, кто отвергает себялюбие, «легко устраняет с помощью Божией и прочие [страсти]».

Господь Иисус Христос заповедовал: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). Первым шагом к преодолению себялюбия и других страстей является самоотвержение. Человек, зараженный грехом, считает центром жизни себя. Чтобы вернуться в состояние единства с Христом, необходимо отсечь свою греховную волю, ограничить личные желания и всецело довериться воле Божией.

Великий пост является временем, когда борьбе со страстью себялюбия стоит уделить особое внимание. Церковная и домашняя молитва, воздержание от развлечений и скоромной пищи помогают ощутить свою немощь и, отвергнув уныние, возложить надежду на Господа.

Наконец, по мысли преподобного Ефрема Сирина, автора покаянной великопостной молитвы, себялюбие как главная страсть истребляется главной христианской добродетелью — любовью, «которая всех влечет к единомыслию и связывает воедино».

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse