Карта городских событий
Смотреть карту

Отправим зэков строить БАМ

Рынок труда
Российские осужденные заменят мигрантов. Их, в частности, бросят на строительство второй ветки БАМа. А те, кто осужден на исправительные работы, то есть имеет право не сидеть за колючкой, будут работать на предприятиях. Федеральная служба исполнения наказаний уже ведет активные переговоры с предпринимательским сообществом.

В России, по данным ФСИН, сидят 378 тысяч человек. Еще 104 тысячи находятся в СИЗО — ждут решения суда. Это огромная армия людей — почти полмиллиона человек! И большая часть из них, увы, страдает от безделья. Во времена СССР на каждой зоне была «промка» — промышленная часть исправительного учреждения. Там шили одежду, сколачивали ящики, делали табуретки… В общем, выполняли работу, не требующую высокой квалификации. Не работали только блатные, но число их, как правило, не превышало 10 процентов от всех осужденных. Остальные трудились и на полученные деньги могли как минимум отовариться в тюремном ларьке. Плюс из заработанных денег осужденные гасили по приговору суда иски, возмещая потерпевшим моральный и материальный ущерб.

Все изменилось после развала СССР. Многие экономические связи были разрушены, «промки» стали массово закрываться. И сразу возникли две проблемы. Первая — осужденным стало нечего делать. А мужчины за колючкой, да еще и, как правило, весьма борзые — это очень взрывоопасный контингент. Беспредела — драк, убийств, захвата заложников на зонах — стало значительно больше. Вторая проблема — зэки резко обеднели. Кормили за колючкой всегда плохо, и без «грева», продуктов из местного ларька или с воли, приходилось очень туго. Родственники из сил выбивались, чтобы поддержать своих сидельцев, собирая посылки буквально на последние деньги. Причем осужденным доставалась только часть содержимого: примерно треть по местным правилам сразу уходит в общак, к тому же некоторые продукты по праву сильного забирают блатные.

Отправим зэков строить БАМФото: pixabay.com

Уверен, сама идея использовать труд осужденных и платить им деньги просто прекрасная. Другой вопрос, что рядом с БАМом, например, придется строить охраняемые бараки — не зоны в привычном понимании, но что-то похожее. Об этом уже заявила ФСИН. Недалекие блогеры твердят про новый ГУЛАГ, а я уверен, что отбирать на БАМ будут по конкурсу — слишком много окажется желающих. Ведь работа для осужденных будет еще и способом помочь семье. Ну как, скажите, женщине с детьми в провинции выживать, если муж за решеткой?

Скажу одну простую, но неприятную вещь: работать в России особо некому. За последний год, по данным аналитиков компании FinExpertiza, численность трудящихся уменьшилась примерно на 1,65 миллиона человек и составила 70,7 миллиона. Проще говоря, трудится только половина россиян. Стоит ли удивляться, что даже пресс-секретарь президента Дмитрий Песков говорит о необходимости привлечения мигрантов! Они нужны, но давайте сначала дадим работу своим.

Осужденные — наш аварийный ресурс. В Великую Отечественную они числились в штрафбатах, завоевывая стране Победу, а себе — свободу. Сегодня у них должна быть возможность работать. Кстати, многие, трудясь, смогут получить новую профессию и устроиться на производство после окончания срока. Это огромный плюс: меньше шансов стать рецидивистом! Ведь однажды совершившие преступление попадают за решетку вновь и вновь, потому что просто не могут адаптироваться на воле. Теперь у людей появится шанс. Так, глядишь, и преступлений станет меньше.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Google newsYandex newsYandex dzenMail pulse