Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

С вершин лондонского дна

Экономика
Понятие экономических санкций давно и прочно вошло в наш лексикон. О них знают все — от школьников до пенсионеров. И у всех к ним свои претензии. Доллар растет, хамон падает, а новый железный или, скорее, токсичный занавес упорно возводится между Россией и Западом.

Со времен Евромайдана и воссоединения с Крымом? Отчасти. Хотя первые разговоры о санкциях прозвучали еще в 2008 году после принуждения Саакашвили к миру. Что интересно, только спустя 4 года после этого самого понуждения в США отменили санкционную поправку Джексона-Вэника, введенную еще против СССР в 1974 году. Но чтобы нам скучно не было, вместо нее тут же ввели новый запретительный акт — так называемый закон Магнитского.

Видимо, некая условная масса запретительных мер действовать в отношении Москвы должна постоянно. И даже в годы Glasnost и Perestroika и ельцинских благословений Америки — санкции против России работали. Мы отдавали глобальному корпоративному Макдональдсу свой национальный рынок, не оставляя ни малейших шансов отечественным производителям товаров народного потребления с высокой добавочной стоимостью. А с нас и рестрикций не снимали, и к своему рынку сбыта на пушечный выстрел не подпускали. Ни сертификация, ни выход российских фирм на IPO на англо-американских фондовых биржах — ничего не помогало. Даже пандемия, «Спутник V», холодная зима и «Северный поток — 2». Костьми лягут, но к прилавку не пустят.

И закон прост: «Все мое — это мое, а все твое — предмет переговоров». Кстати, отсюда же довольно невнятное санкционное наступление Запада, начатое в 2014 году. Им просто нечего было у нас отбирать. Ведь для того чтоб что-то ценное отнять, надо сначала нечто существенное выдать. А у нас, кроме ножек Буша и тонн кредитной вечнозеленой, ничем не обеспеченной резаной бумаги, с 1984 года здесь ничего от США и не проявилось. Потому сначала начали отбирать свою бумагу — но учитывая ее токсичность, еще неизвестно кому повезло. А теперь, когда с вершин лондонского и вашингтонского дна прозвучали тезисы о «царьсанкциях», приходит черед Макдональдса, ножек Буша, SWIFTа, то есть стеклянных бусиков и консервных баночек с клеймами Made in USA. А еще UK и EU.

С вершин лондонского дна Фото: Pixabay

И если наши связи с американской и английской промышленностью понятия весьма эфемерные и туманные, то разрыв с Европейским Союзом будет обоюдонеприятным для обоих континентальных столиц — и для Москвы, и для Брюсселя. Правда, последний этого пока не понимает. Но руководствуясь древним римским принципом Cui Prodest, то есть «ищи, кому выгодно», поймет. Такого рода заговоры, результатом которых, в частности, стала вся околоукраинская медиа истерика, не строятся ради одной цели. Тут много.

В краткосрочной перспективе — накачать Украину ненавистью и оружием и остановить сертификацию «Северного потока — 2». В среднесрочной — окончательно отравить отношения РФ и ЕС. Благодаря чему ударить по европейской экономике и Евро с одной стороны, а если повезет — дестабилизировать обстановку внутри России, спровоцировав какие-нибудь хамоново-желудочные колики и протесты среди хипстеров и купечества всех гильдий. В долгосрочной, по мнению людей с Уолл-стрит и AUKUS, ЕС превратится в довольно жалкую, наводненную мигрантами периферию англо-американского мира. А Россия либо закупорится в новом экономическом застое, либо свалится в революционный хаос. Естественно, и о том и о другом мечтают авторы «царьсанкций».

Но… в России больше не плановая командно-административная экономическая модель, и в мире уже куда больше финансово-индустриальных центров, нежели единый англо-американский синдикат и оккупированный им ЕС. Россия найдет с кем работать — Тегеран, Нью-Дели, Пекин, Кейптаун и много других столиц. А что до ЕС, то если он купится на «царьсанкционные» уговоры Лондона и Вашингтона, то ему придется самому вылезать из-под их ига. И не факт, что вылезет. Южная Америка давно под ними, и все никак.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты