Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Настала весна духовная — время покаяния

Общество
Земная жизнь коротка. Успеем ли дойти до Небесного Царства? Хотя бы выйти на этот путь способен каждый. Ведь пролегает он не где-то, а внутри самого человека. Преподобный Исаак Сирин разъяснял, что, желая увидеть «клеть небесную» — так он называл Царство Божие, надо постараться войти в свою внутреннюю клеть, «потому что та и другая — одно и то же, и, входя в одну, видишь обе.

Лестница этого Царствия внутри тебя, сокровенна в душе твоей». Движение человека вверх по этой «лестнице в Небо» начинается с покаяния — изменения ума по отношению к собственным страстям и грехам. Прежнее свое пассивное, подчиненное положение кающийся меняет на активное состояние — деятельную борьбу с ними.

Первым препятствием, не дающим начать этот путь, является нежелание выходить из зоны своего личного комфорта. Человек прячется за фразы: «Я живу, как все», «Конечно, я не святой, но и другие тоже не без греха». Пока он не оставит эти пустые оправдания, у него не будет духовного возрастания. Вот праведный Лот жил в Содоме, но не как все, оставаясь там единственным праведником. Ради таких как он Бог был готов пощадить этот город (см. Быт. 18:23—26), но не нашел никого, кроме Лота.

Надо отойти от шаблонного восприятия своей жизни «как у всех», и, по совету святого Исаака Сирина, «войти во внутреннюю клеть свою», взглянуть на свое внутреннее состояние. Если вместо того, чтобы смотреть на то, что происходит вокруг, человек будет внимательно следить за тем, что происходит в его душе, отслеживать ее неправедные движения и бороться с ними, побеждая их с Божией помощью, то однажды его сердце очиститься от них, и он увидит «клеть небесную» (ср. Мф. 5:8). Дорога в рай и ад начинается внутри нашей души, а какой путь изберем зависит от нас. «Царствие Небесное внутрь вас есть» (Лк. 17:21), — говорит Господь. Однако человек, снисходительно относящийся к собственным неправдам, заглянув внутрь, увидит не рай, а ад страстей, не дающих ему свято жить. Не стоит отчаиваться, у нас есть возможность изменять свое внутреннее состояние к лучшему.

Для этого необходимо обратиться к Богу с покаянием, а для начала надо увидеть в себе грехи. Это сложно. Многие не считают свои действия, мысли, чувства греховными. Они уверены: «Я так думаю, говорю и поступаю, потому что я прав. Я — свободный человек. Кто мне запретит?» Человек еще не задумывается, что рано или поздно он пожнет то, что сейчас сеет, и жатва эта будет плачевной для тех, кто пренебрегал законами духа (см. Гал. 6:7—8). Но даже если человек видит свои грехи, это не значит, что он кается. Он может думать: «Да, совершил дурное дело, а повторись все сначала, сделал бы то же самое». Это — не покаяние. При покаянии должно быть искреннее сожаление о соделанном, желание не возвращаться к греху, решимость искоренить его из своей жизни.

Для того, чтобы умом осознать свою неправду перед Богом, надо сравнивать свою жизнь не со всем миром, который «лежит во зле» (1 Ин. 5:19), а с евангельской истиной. Если без самооправдания посмотрим на свою жизнь, исходя из заповедей Господних, то обязательно увидим, как далеки мы от идеала. Наверняка, нам откроются не все наши грехи, но какую-то часть мы точно увидим. О них и надо сожалеть и каяться на исповеди пусть еще грубо, приближенно, в общих чертах. Потом Господь даст возможность увидеть и другие грехи, более тонкие, скрытые в глубинах души, которых мы на данный момент не ощущаем. Правильная исповедь заключается не в количественном перечислении грехов на исповеди, а в их осознании, в раскаянии в актуальных страстях и грехах, в том, что может и не мучает нашу совесть, потому что мы сжились с этим грехом, но мы знаем, что это грех (страсть) и с ним надо бороться.

Покаяние предшествует исповеди, оно может совершаться в душе. Но если покаяние возможно без исповеди, то исповедь без покаяния — нет, это будет профанацией таинства. В царской России причащаться перед Пасхой обязывали всех христиан. Военнослужащие все без исключения в составе своих гарнизонов были у церковного аналоя. Наверное, что-то эти люди говорили на исповеди, но у большинства она была формальной. Об этом свидетельствует тот факт, что с отменой этого требования после февральской революции только около трети из них продолжали причащаться. Это показало истинный процент верующих в империи.

Если человек серьезно подходит к очищению своего сердца от страстей, то для него важен вопрос: правильно ли он действует, принимает ли Господь его покаяние? По словам преподобного Исаака Сирина, показателем принятого Богом покаяния служит наша полная ненависть к греху и отвращение от него в сторону противоположной добродетели. В жизнеописании святых мы найдем множество тому примеров: блудник становился целомудренным, любитель роскоши облачался в рубище, а мздоимный простирал свою щедрость до того, что продавал свое имущество, чтобы избавить ближнего от долговой ямы.

Бывает и нам удается справиться с каким-либо грубым грехом. Но по большей части люди многократно каются в одном и том же. Есть такие «долгоиграющие» страсти как осуждение, зависть, себялюбие, ропот и тому подобное. Кающийся может осознавать их пагубность, чувствовать, как они отравляют его душу и жизнь, искренне желать избавиться от них, молить Бога о помощи, но… «воз и ныне там». Дело в том, что Господь для нашей же пользы попускает нам длительную борьбу со страстями. Он не освобождает от них мгновенно, ибо знает, что если бы мы быстро избавились от всех страстей, то наверняка впали бы в худшую страсть — гордость, которая одна превратила светлого ангела Денницу в диавола. Освобождается от всех страстей только тот, кто приобрел достаточно смирения, чтобы рассудительно принять свое бесстрастие и не впасть в гордыню от духовных созерцаний.

Настала весна духовная — время покаяния Фото: Рixabay

Даже апостола Павла удручала болезнь, чтобы он не превозносился (см. 2 Кор. 12:7). На его просьбы отнять это искушение Христос ответил ему: «Довольно для тебя благодати Моей» (2 Кор. 12:9). Если даже Своего апостола Господь не освободил мгновенно, то нам про себя что уж и говорить. Наше дело — трудиться над исполнением заповедей Божиих, не упускать случай сотворить добро и каяться в том, что нарушаем, не смущаясь тем, что уже энный раз приходится исповедовать одну и ту же страсть. Нельзя унывать, даже если она мучает в течение многих лет — надо молиться Богу и продолжать вести с ней борьбу.

Другая распространенная проблема — человек не может исповедовать все, в чем его осуждает совесть. Он утаивает грех, потому что ему стыдно признаться в нем. Умом он может понимать, что исповедуется Христу, что священник — только свидетель его покаяния, знать, что Сам Господь делегировал духовенству право прощения грехов, когда сказал апостолам: «Кому простите грехи, тому простятся» (Ин. 20:23). Но это знание не помогает преодолеть стыд. Это говорит о маловерии, и что исповедь — подвиг, что в Небесное Царство человек входит с усилием (см. Лк. 16:16).

В таком духовном состоянии следует обратиться к совету преподобного Исаака Сирина: «Припомни тяжелые падения падших в древности и покаявшихся, а также высоту и честь, которых они после этого сподобились достичь, и примешь смелость в покаянии своем». Классический пример — святой царь Давид, который совершил смертные грехи прелюбодеяния и убийства, но потом, когда осознал свою вину, горячо каялся без всякого стеснения, без оглядки на свое высокое положение. Великим постом мы также вспоминаем житие преподобной Марии Египетской, которая не знала меры в утолении своих страстей до ухода в пустыню. И как она потом каялась в своих грехах, не прикрываясь ложным стыдом, и, не жалея себя, обнажила перед священником Зосимой все свои язвы жизни!

Вот и человеку, которого перед исповедью мучает стыд, стоит настроиться, размышляя так: «Были у людей грехи страшнее моих, но они в них покаялись. Все они находили в себе силы очистить душу покаянием, и теперь пребывают в Царстве славы Божией». Можно при этом молиться святому царю Давиду, преподобной Марии о помощи в очищении души от застарелых язв. Неслучайно и в молитве священника перед таинством Исповеди говорится, что человек перед аналоем стоит не на суде, а в больнице: «Пришел во врачебницу, да не неисцелен отыдеши». На суде человек стремится скрыть свои прегрешения, чтобы наказание было поменьше, а в больнице, наоборот, он говорит обо всем, чем болеет, с одним желанием – быть здоровым.

Великим постом Церковь призывает активизировать духовную жизнь: каяться более усердно, чаще бывать на богослужениях, особенно на Литургии, чаще прибегать к таинствам Исповеди и Причащения Святых Христовых Таин, больше молиться об усопших сродниках и проявлять сострадание ко всем живым. Сейчас самое благоприятное время для оздоровления души, пробуждения ее от греховного сна. Настала весна духовная — время покаяния. Надо ценить каждый день поста, использовать его по максимуму для того, чтобы отвергнуть дела тьмы и облечься в оружия света (см. Рим. 13:12).

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты