Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

О крестах человеческих

Общество
Сейчас время Великого поста, и грядущее воскресенье будет Крестопоклонным. Вспоминая Крест Христов, мы говорим и о крестоношении человеческом, т. е. о тех испытаниях, которые бывают в жизни людей. Господь не дает креста выше сил. Так гласит пословица. Но почему тогда столько людей, сломленных жизненными обстоятельствами?

Одни утратили внутренний стержень, не приняв болезнь и смерть близких, другие — внезапно оказавшись в местах лишения свободы, третьи — оставшись без работы с невыплаченными кредитами и малолетними детьми. Может быть, все же им выпали несоразмерные с их силами испытания?

На самом деле это не пословица, а пересказ апостольских слов. Причем народная молва пропустила важное окончание фразы. Апостол Павел утверждает, что Бог не только не попускает то, что невозможно вытерпеть, но и дает «облегчение, так, чтобы вы могли перенести» (1 Кор. 10:13). То есть, если проходить жизненные перипетии с верой в Бога, то никогда не будешь сломлен. «Все могу в укрепляющем меня Иисусе» (Флп. 4:13), — сказал тот же апостол.

Если же возникает надлом, значит, что-то в душе устроено неправильно, и Господь показывает это человеку через то или иное испытание. Может быть, например, в нем ущемлено собственное «Я» (надломилась гордыня), а это очень больно, потому что он свыкся с этой греховной страстью, она стала его частью. Господь же призывает его задуматься о своем состоянии, увидеть, что нужно в себе изменить, как «починить» свою душу, чтобы приблизиться к Богу. Даже в тех случаях, когда человек внешне праведен: не унывает, ведет церковную жизнь, прилежен в молитве, всегда отзывается на чужую беду, — в его душе может притаиться нечто враждебное Богу, что он не замечает, но сможет увидеть, претерпевая страдания или потери.

Вера в Промысл Божий дает понимание, что любое испытание посылается во благо человеку, даже то, которое, по-видимому, он не выдерживает. Иначе, если бы он с честью проходил любые испытания, то решил бы: «Какой я сильный! Я сумел пройти без вреда для своей души и огонь, и воду, и т. д.». Гордость же, по аскетическому учению, предшествует всякому падению.

Подвижник остерегается даже подумать, что он смиренный: никого не осуждает, не отвечает злом на зло и т. п. Мы тоже можем не говорить такое про себя, но при этом в сердце признавать: «Не так уж я и плох. Вот меня обидели, а я не ответил, тому посочувствовал, там денежкой поделился. Живу по-христиански». А если попадаем в тяжелую ситуацию, которая, как нам кажется, превышает наши силы, то можем и обидеться на Бога. Что-то Он недосмотрел, не позаботился о нас. Можем счесть себя несправедливо обделенными: «Как же, я все время старался, помогал, терпел, а со мной такое случилось».

Но Господь и не заповедал искать комфорт, процветание, достаток или избегать страданий. Если Бог дает нам благополучие и мир в земной жизни, то будем благодарить Его за это и радоваться Его милости. А требовать от Него временных благ будет безосновательно: Он этого не обещал. Наоборот, Спаситель говорит о необходимости самоотверженно нести свой крест, следуя за Ним (см. Мф. 16, 24). Достаточно вспомнить, что никто из апостолов не умер своей смертью, кроме Иоанна Богослова, который тоже претерпел от язычников несовместимые с жизнью мучения. Отсутствие страданий — это благо в мире дольнем.

«Мир Мой даю вам; не так, как мир дает» (Ин. 14:27), — говорит Господь. «Мир сей» предлагает нам удовлетворение чувственно-телесных запросов, активное потребление, комфорт. К этому человек очень быстро привыкает и тяжело переживает их недостаток. Но мир Христов — это высшее, надмирное благо, которое ведет человека к спасению в вечности. Этот путь не обходится без серьезных испытаний. «Господь все творит на пользу, — говорит преподобный Макарий Оптинский. — Мы привязаны к здешним благам, а Он хочет даровать нам будущее благо здешними краткими болезнями».

О крестах человеческих Фото: Александр Кочубей / Вечерняя Москва

Люди желают, чтобы в их жизни все было без тревог и потрясений. Но так не бывает. И если Господь попускает случиться скорби, надо постараться тут же, в первую минуту, возблагодарить Бога и отогнать от себя уныние. «Да не смущается сердце ваше и да не устрашается» (Ин. 14:27), — к такому устроению призывает Христос Своих учеников во всех жизненных испытаниях. Надо воспринимать каждое из них как чрезвычайную ситуацию и на ее преодоление мобилизовать все свои духовные ресурсы: усилить молитву, терпение, упование на Бога. Стоит делать все, что в наших силах, и неотступно призывать на помощь Господа, Пресвятую Богородицу и всех святых.

Кто-то скажет: «Силы уже не те». Прежде была горячая вера, желание служить Богу, ощущение, что Христос рядом и все преграды преодолимы. А потом жизненные бури одна за другой измотали душу, ослабили силы. Кто-то, не выдержав испытаний, перестал трудиться, молиться, потерял веру, нашел забвение в алкоголе, азартных играх, виртуальном мире. Кто-то умер в отчаянии, а то и самовольно покончил с жизнью. Почему же Бог не забрал человека, когда тот пребывал в духовной радости и горячей вере, мужественно преодолевал все скорби и бесовские обстояния? Господь ведь призывает из земной жизни в самый лучший для души момент жизни.

Значит, в том состоянии человек был еще не готов войти в Царство Божие. Неслучайно авва Иоанн Колов говорит: «Когда увидишь новоначального, восходящего на Небо, возьми его за ногу и сбрось вниз». Ведь ему это восхождение неполезно. Горение в вере, которое дает силы преодолеть все трудное в жизни человеку, только что вступившему в церковную жизнь, — это далеко не та евангельская чистота сердца, которая зрит Бога (см. Мф. 5:8). Та приобретается собственным духовным трудом. А поначалу в человеке действует Божий дар — призывающая благодать, выводящая его на путь к Христу.

И впоследствии, спустя годы, даже если человек отчаялся под тяжестью пережитых потрясений, потерял надежду на спасение, забросил молитву и все прежние подвиги, у него всегда остается возможность вспомнить прежние благие дни, покаяться и снова обратиться к Богу, потому что новоначальное горение духа навсегда оставляет след в душе человека. Об этом сказал царь Давид: «Помянух дни древние и поучихся во всех делех Твоих» (Пс. 142:5). Псалмопевец вспомнил благодеяния Божии, которые были в начале его пути, и вразумился, то есть иначе оценил свое нынешнее состояние, свои скорби и потери. Духовное возрождение человека возможно из самых, казалось бы, безнадежных падений.

Так для чего же Господь попускает нам тяжелые испытания? Какова их конечная цель? Христос хочет показать нам, каковы мы есть, а не такими, какими мы себя представляем. Для начала духовной жизни нам необходимо познать себя в истинном свете: Господь зажег огонь, и он горит в душе; Господь отошел чуть подальше — и все, мы остаемся наедине со своими немощами. Когда человек познает эту истину, тогда он заметит, что все праведное и благочестивое совершает в нем сила Божия, а не он сам.

Увидеть это возможно только через невольные потери, страдания, скорби. А добровольно признать и заранее смириться никто не то чтобы не хочет, скорее, не может. Многие ли на ошибках других учатся? Пока сам шишку не набьешь, чужой опыт мало чем поможет. Преподобный Амвросий Оптинский, святитель Игнатий (Брянчанинов) почти всю жизнь очень сильно болели. Но они не возмущались, не унывали, не отчаивались. Имея дар рассудительности, они получали от скорбей великую духовную пользу и в итоге достигли святости.

Страдания учат главному качеству, которое быстро приближает к Христу, — смирению. Духовно опытный человек в тяжелом испытании не ропщет: «За что мне это? Чем я хуже других, почему именно мне?», — а принимает его с правильным настроем: «Достойное по делам моим принимаю. Только Господи, будь со мной рядом. Ты Сам мне помоги, дай силы перенести эту скорбь, пусть она приблизит меня к Тебе, пострадавшему ради нас до смерти». Именно в таком устроении души человек познает на опыте, что представляет собой истинное смирение.

Наше спасение Господь Иисус Христос совершил через Свои вольные страдания, пролил Свою кровь и принял смерть на Кресте. Почему именно так? Крест Христов — это высшее удостоверение Его причастности к человечеству: ради воссоединения человека с Богом Спасителю надо было пойти даже на это. Крест Господень, являясь венцом Божией любви к человеку, порождает в верующем сердце ответные чувства. По словам святителя Иоанна Златоуста, если Христос, «сделавшись для меня рабом и ни во что вменив славу, ничего не считал для Себя столь славным, как распинаться за меня, то чего не должен я претерпеть?»

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты