Главное
Карта городских событий
Смотреть карту

Госдолг как оружие

Экономика
Спикер Госдумы Вячеслав Володин поручил парламентским комитетам по финансовому рынку и по бюджету и налогам проработать вопрос о возможности приостановки выплат России по внешнему госдолгу вплоть до разморозки активов страны за рубежом. К каким последствиям это приведет? Логика рассуждений спикера проста: зачем выполнять свои обязательства, если заморожены золотовалютные резервы ЦБ?

Тут есть, конечно, свой резон. Однако все может случиться раньше, чем Дума примет соответствующее решение. Поскольку объявление дефолта (отказа платить по долгам) зависит сейчас от решения США. А именно от того, продлит ли американский Минфин лицензию, разрешающую временно России проводить платежи в долларах. При этом никаких экономических предпосылок для дефолта у страны нет. Она способна обслуживать свои долги. Так что мы столкнулись с беспрецедентным случаем в мировой финансовой истории.

Будет ли дефолт катастрофой? С одной стороны, количество уже введенных против нашей страны санкций настолько велико, что дефолт мало что добавит к уже имеющимся неприятностям. С другой стороны, сам факт дефолта может стать поводом для судебных исков от держателей российского госдолга, вслед за чем с высокой вероятностью последуют аресты российских активов по всему миру. Сам по себе государственный долг невелик — около 57 миллиарда долларов. Куда выше долг корпораций. В совокупности с госдолгом с нас причитается 453,5 миллиарда долларов.

Если вынужденный дефолт России будет признан другими странами, то это может привести к требованиям досрочного погашения всех долгов сразу. Притом что запреты на проведение валютных платежей со стороны Запада останутся.

Вот такой парадокс. Другой парадокс будет в том, что в проигрыше останутся западные держатели наших долгов (с российскими держателями облигаций Минфин может расплатиться рублями, которые все лучше, чем ничего в долларах), которые могут судиться в этом уникальном случае годами. Обычно после дефолта следуют переговоры между заемщиком и держателями облигаций по поводу реструктуризации долга. Кредиторам ведь невыгодно банкротство заемщика, поэтому они, как правило, соглашаются на реструктуризацию долгов.

Госдолг как оружие Фото: Пелагия Замятина / Вечерняя Москва

Однако сейчас случай особый, ведь санкции запрещают большинство форм взаимодействия с Россией, в том числе чисто техническое получение от нее платежей американскими держателями долгов. При этом держатели облигаций вряд ли будут первыми в очереди даже на замороженные активы ЦБ. Те, скорее всего, будут направлены «на восстановление Украины» и репарации, если отказ от них не будет оговорен в мирном договоре (до которого сейчас как до Луны). Ранее, правда, министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что Россия обратится в суд в случае попыток объявить ее дефолт, однако не уточнил, с кем страна может судиться и в какой юрисдикции. Тут полная юридическая неопределенность.

Так или иначе, но технический дефолт, то есть вынужденный дефолт по причине запрета США проводить платежи в долларах, скорее всего, наступит раньше, чем Дума вынесет решение о нежелании платить по долгам. В последнем случае зафиксированное «нежелание» может лишь осложнить дальнейшие судебные процессы. Эта история вообще затянется на долгие-долгие годы.

Тут стоит напомнить, что после предыдущего дефолта в 1998 году Россия вернулась на рынки заимствования уже в 2003 году. Но в нынешних условиях ожидать столь быстрого налаживания отношений с западными инвесторами не приходится. До этого был дефолт 1918 года. Так вот спор с теми кредиторами (вернее, их наследниками) разрешился лишь в 1986 году, когда СССР подписал соглашение по царским долгам. Это уже больше похоже на «наш случай» на фоне полного обрушения отношений с Западом.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты