Главное
Карта событий
Смотреть карту

Сердце, желудок, а главное кошелек

Общество
Завсегдатаи закрывшихся зарубежных сетевых едален оккупировали ближайшие кофейни и покидать насиженное, судя по всему, не планируют.

Московские сетевые кофейни, подводя итоги весны и кусочка лета, обнаружили прирост в количестве посетителей в среднем на 15–20 процентов, а в выручке — на 30– 35 процентов по сравнению с предыдущим годом. Самый большой трафик фиксировали заведения, находящиеся рядом с закрывшимися Starbucks, «Макдоналдс» и другими гордо покинувшими Россию точками общепита.

Причем активнее всего столичные жители нажимали на завтраки — именно утренние часы оказались самыми жаркими у работников кофеен, где эти завтраки либо готовят очень быстро, либо делают заранее. Самым же странным оказалось то, что даже после ребрендинга красно-желтого сетевого псевдоресторана оттока клиентов в окрестных кофейнях не увидели, а увидели, наоборот, уверенный рост. То ли косолапая перелицовка (ну туго у людей с креативом, да и действовали в явной лихорадке) отпугнула ширнармассы от привычного, но переименованного ассортимента, то ли завтраки и атмосфера у конкурентов оказались поудачнее.

В любом случае клиент явно не обливался крокодиловыми слезами по поводу ухода с рынка импортных воротил закусочного бизнеса, а просто быстренько нашел альтернативу, так что новым владельцам придется немало постараться, чтобы вернуть себе сердца, желудки, а главное — кошельки ветреной аудитории. О том, что готовы взять шефство над нашими кошельками, сообщили недавно и представители ФСИН. Так, начальник отдела трудовой адаптации осужденных ГУФСИН по Свердловской области Иван Шарков заявил, что колонии вполне «могут занять место IKEA», так как «если сравнивать мебель — у нас и качество лучше, и цены ниже». Вообще, идея вполне здравая.

Сердце, желудок, а главное кошелек Фото: Пелагия Замятина / Вечерняя Москва

Тем более что и сам шведский мебельный гигант, судя по всему, не брезговал трудом заключенных. Как выяснили тамошние журналисты, в 1970–1980-х годах прошлого века он использовал его на своих заводах в Восточной Германии, а в конце 80-х заключил договор и с МВД Кубы. Кубинские зэки, правда, начали после этого гнать брак, но разнос от заказчиков (по цепочке, видимо, от лагерного начальства) быстро вогнал их в разум, и в Швецию стала приходить вполне качественная мебель.

К слову о качестве. Залихватскую фразу о полной готовности к импортозамещению представитель ФСИН озвучил на выставке достижений лагерного творчества, которая прошла в конце июля в Екатеринбурге. Подробные фоторепортажи с изделиями, приехавшими туда со всей России, можно найти в сети. И судя по снимкам, про «цены ниже» начальник все же слукавил — цены вполне себе среднемосковские, а кое-где и повыше будут. Насчет качества сказать сложно, но вот то, что дизайнеров в колониях явный дефицит, это как-то сразу видно.

Хватает и китча, и откровенной скукоты вроде столов, сколоченных из четырех плит ДСП, или унылых качелей из нескольких реек, есть вещи неоднозначные вроде «брендированных школьных парт», на которых красуется гигантская резьба «ИК-10» (хотя вполне себе напоминалка учиться хорошо, если подумать), но есть и очень даже неплохие по дизайну варианты. В общем, я это к тому, что раз уж назвался груздем, в кузов импортозамещения надо лезть не с мыслью срубить бабла, а с мыслью сделать достойный во всех отношениях продукт. Чтоб ни за себя, ни за державу не было обидно. Клиент-то не в вакууме живет, предложения сравнивать научился и так просто свой кошелек первому встречному доверять не намерен.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты