Главное
Эксклюзивы
Карта событий
Смотреть карту

Бухгалтерия против морали

Общество
В середине мая в Государственную думу был внесен один, быть может, не самый резонансный, но нужный законопроект.

Детей погибших от COVID-19 медработников предложено принимать в медицинские вузы на бюджетные места без экзаменов. Рассмотреть вопрос в весеннюю сессию думцы не успели, обсуждение перенесли на осень.

И вот, наконец, до него дошла очередь. Инициативу рассмотрел профильный комитет Думы по охране здоровья. И… не поддержал. Объяснив в официальном заключении, что право на прием без экзаменов имеют победители и призеры олимпиад школьников, а также особо отличившиеся спортсмены. Дескать, принятие законопроекта может ущемить их права и повлечь за собой дополнительные бюджетные расходы.

О каких же расходах идет речь? Давайте попытаемся разобраться. В реестре Фонда социального страхования числится 1100 медицинских работников, умерших после заражения коронавирусом. На их иждивении находились 333 несовершеннолетних ребенка. Авторы законопроекта подсчитали: в медвузы страны будут поступать в среднем по 25 студентов в течение 18 лет, что потребует ежегодного увеличения расходов на 9 миллионов рублей.

Не такая уж заоблачная сумма — сейчас однушка в Москве стоит дороже. Но в реальности средств потребуется еще меньше. Ведь не каждый ребенок захочет стать врачом: кто-то мечтает о другой профессии, кого-то отпугнет судьба родителей. В общем, для государства цена вопроса — сущий пустяк. В финансово-экономическом обосновании к законопроекту резонно отмечено: «поступление… столь малочисленного контингента не может быть фактором увеличения количества бюджетных мест».

Бухгалтерия против морали Фото: Пресс-служба Госдумы

Дело тут не только в деньгах. В медицине веками было принято уважать коллег и всячески им помогать. Заболевших врачей принимали без очереди, по возможности лечили бесплатно. В наше безнадежно меркантильное время этот благородный корпоративный дух совсем испарился. Обратите внимание на состав думского комитета по охране здоровья. 13 из 18 членов (и 6 из 7 руководителей комитета) имеют высшее медицинское образование.

То есть помочь детям погибших медработников отказались не какие-то далекие от здравоохранения депутаты, а самые что ни на есть близкие, все прекрасно понимающие. Депутаты-врачи. Можно, конечно, возразить, что во время пандемии медики получали надбавки за риск, за работу в красной зоне — порой весьма солидные. Что родственникам большинства умерших выплачены компенсации (не всем удалось добиться выплат, требовалось доказать факт заражения на работе). Государство действительно потратило на борьбу с ковидом астрономические суммы. Но есть бухгалтерия, а есть мораль.

Люди приняли смерть как герои. Как должно врачу — светя другим, сгорать самому. Память их, не побоюсь патетики, священна. А это не только более или менее удачные монументы, установленные во многих российских городах, в том числе и в Москве, но и внимание к детям, оставшимся без отцов и матерей. Наверное, каждый ушедший хотел бы, чтобы государство позаботилось о его ребенке.

Впрочем, что мешает это все-таки сделать? Тот же законопроект, получивший отрицательный отзыв профильного комитета, вносился в Думу уже второй раз. Тщательно доработав его, можно снова попытать счастья. А медицинские вузы, которых в России почти полсотни, могли бы и сами проявить инициативу. Раз в два-три года принимать одного «лишнего» бюджетника вряд ли стало бы для них непосильной нагрузкой.

Мнение колумнистов может не совпадать с точкой зрения редакции

Подкасты