Почему Путин, Эрдоган и Джонсон не приехали на форум в Давосе
Президенту РФ Владимиру Путину (справа) и президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану (слева) нечего обсуждать с европейскими коллегами на форуме в Давосе / Фото: Официальный сайт президента России

Почему Путин, Эрдоган и Джонсон не приехали на форум в Давосе

Внешняя политика

Всемирный экономический форум в Давосе традиционно собирает мировых лидеров. Около трех тысяч политиков из 117 стран мира было заявлено в этом году. Среди почетных гостей — президент США Дональд Трамп, канцлер ФРГ Ангела Меркель, президент Франции Эммануэль Макрон, генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, глава Международного валютного фонда (МВФ) Кристалина Георгиева и председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен.

Однако в списке мы не находим лидеров России, Турции, Ирана, Китая и даже Великобритании. Почему они не приехали на форум?

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, еще будучи премьер-министром, зарекся посещать форум. Произошло это в 2009 году. Эрдогану не понравилось, что модератор мешал ему парировать речь израильского премьера Шимона Переса. Несколько раз перебив модератора, Эрдоган все-таки высказал свои возражения об убийствах палестинцев в Газе, встал и со словами: «Больше никогда не приеду на Давос» покинул зал.

Текущее плохое состояние отношений президента Турции со странами НАТО дают ему дополнительный повод не видеться с ними без лишнего повода.

В 2017-м «звездой» Давоса стал председатель КНР Си Цзиньпин. Это было в год инаугурации Трампа. В ожидании протекционистских мер США мировые лидеры приветствовали речь Си Цзиньпиня, в которой он бросился защищать глобализацию. Сейчас, когда Вашингтон навесил на Пекин гигантские тарифы, китайский лидер, скорее всего, почувствовал бы себя в компании Трампа не в своей тарелке. Даже несмотря на подписанную недавно сделку между США и КНР о прекращении «торговой войны».

— В Давосе помнят речь Си 2017 года, когда он открыто поддержал глобализацию в противовес протекционизму. В 2020 году Си и весь мир поняли, что глобализация ослабела и продолжит слабеть в случае переизбрания Трампа. Китайскому лидеру достаточно напрямую решать вопросы с Трампом. Ведь, как говорит последний, оба «любят друг друга», — прокомментировал «Вечерней Москве» главный редактор ИА «Реалист» Саркис Цатурян.

Китайский лидер «еще надеется на диалог» с США в формате G2, но у эксперта есть большие сомнения по поводу долговечности диалога, который ведется «за спиной у России и Европы».

Отсутствие президента Ирана Хасана Рухани, очевидно, вызвано витком эскалации с США после убийства Пентагоном иранского генерала Касема Сулеймани.

— У Рухани нет никакого интереса появляться в Давосе. Вряд ли Рухани получит очки внутри Ирана на фоне предстоящих в феврале выборов, если его увидят в одном помещении с Трампом, который убил национального героя Ирана. Тем более что иранский генерал был опорой для Рухани. Сказывается и решение Тегерана выйти из ядерной сделки — детища Хаменеи, Рухани и Зарифа, — отметил Цатурян.

Говорить с руководителями стран — членов Евросоюза иранцам тоже не о чем. Брюссель еще не готов проводить в отношении Ирана независимую от США политику и наладить бартерную торговлю, как это сделал Китай, добавил эксперт.

В Швейцарию не приедет и собиравшийся туда глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф.

Президент РФ Владимир Путин традиционно не посещает Давосский форум, предпочитая отправлять на него министров. От России на этот раз поехал врио министра экономического развития Максим Орешкин.

На решение главы государства влияют политические изменения, о которых он говорил в послании Федеральному собранию, считает Цатурян.

— Что касается Путина, то у него хватает домашних забот. В ближайший год Россию ожидает транзит власти — передача ее преемнику. Поэтому иностранные форумы будут явно не в приоритете, — сказал он.

Политолог обратил внимание на то, что у Путина, так же, как у Эрдогана, на днях была возможность обсудить с европейскими партнерами все интересующие темы. Они встречались на саммите по Ливии в Берлине 19 января.

Отсутствие премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона должно вызывать больше вопросов. Ведь Лондон — часть либерального мирового порядка. Свой отказ Джонсон объяснил тем, что у него есть дела поважнее, а именно — «реализация приоритетов британского народа». Джонсон, очевидно, имеет в виду вопросы, связанные с выходом Британии из Евросоюза (Brexit). После выборов в Палату общин, где его консерваторы победили, и успешного принятия парламентом сделки с ЕС, Brexit сдвинулся с мертвой точки. Однако впереди еще большая работа, чтобы финализировать процесс выхода из союза.

Читайте также: Политолог: компромисса у Москвы с Вашингтоном не будет

Google newsYandex newsYandex dzen