- Город

Меньше подозрительности, больше самокритики. Это первое правило депутата, уверен экс-спикер Мосгордумы Владимир Платонов

Станцию «Смоленская» закрыли на полтора года

Биатлонист Логинов снялся с масс-старта на ЧМ из-за нового визита полиции

Тишковец рассказал о столичной погоде в последнюю неделю зимы

Путин оценил шансы на дружбу между Россией и Украиной

Сергей Собянин рассказал о мерах по предотвращению появления коронавируса

Опрятный и без кредитов. Как изменились требования женщин к мужчинам

Forbes назвал самую богатую женщину России

Названы самые желанные подарки к 23 Февраля и 8 Марта

Дмитрий Шепелев ушел с Первого канала

Москва признана самым мужественным городом СНГ

Лев Лещенко озвучил размер своей пенсии

Ученые определили самую устойчивую к раку группу крови

«В ней мертво все»: Любовь Успенская раскритиковала Ксению Собчак

Диетолог назвала главную опасность современной тушенки

Меган Маркл официально выступила против Елизаветы II

Меньше подозрительности, больше самокритики. Это первое правило депутата, уверен экс-спикер Мосгордумы Владимир Платонов

В редакции газеты «Вечерняя Москва» прошло чаепитие с депутатом Мосгордумы Владимиром Платоновым. Владимир Михайлович — частый гость редакции и как председатель городской Думы (эту должность он занимал 20 лет), и как президент Федерации дзюдо Москвы, и как советник президента ОАО «Банк Москвы».

ДУМА. ШЕСТОЙ СОЗЫВ

- Владимир Михайлович, 14 сентября в городскую Думу пришли новые депутаты. Среди них много и тех, кто стал депутатом впервые, и муниципальных депутатов, и депутатов предыдущих созывов. Как вы оцениваете новый состав?

- Я никак не оцениваю шестой созыв Мосгордумы. Депутатов уже оценили москвичи, горожане сделали свой выбор, а мне улучшать выбор москвичей нет необходимости. Выборы в Мосгордуму прошли, их результаты никто не оспаривал, а это значит, что сильнейшие и лучшие люди попали в состав Мосгордумы.

- Шестой созыв отличается от пятого?

- Конечно, ведь пришли новые люди. В общей сложности москвичами за шесть созывов Мосгордумы избирались 124 горожанина на пост депутата. Каждый, приходя в Мосгордуму, привносил что-то новое. В этот раз новое — это увеличение количества депутатов до 45 человек, а также то, что часть парламентариев может работать на неосвобожденной основе.

- Какими законами, которые приняла Мосгордума, вы гордитесь? А что хотели бы еще доработать, изменить?

- Есть у меня один закон, который я много лет мечтаю провести, — об отзыве депутатов. За истекшие годы мы сделали работу депутата полностью прозрачной. Каждый избиратель может узнать, когда депутат пришел на заседание, когда ушел, отсутствовал по уважительной или неуважительной причине, сколько голосований пропустил по неуважительной причине, как часто принимает население, сколько отказался принимать. Закона об отзыве депутата пока нет. Но мы своего добьемся.

На самом деле нельзя представлять работу депутата, как будто его кто-то заставил проголосовать, — это неправильно. Действительно, есть действия непопулярные: налог, повышение дорожного сбора, другие аналогичные меры. Но без них город не может существовать. Любой закон, который регулирует взаимоотношения в городе, идет на пользу — это действительно так.

Есть вещи, которые не видны.

Мы не решаем проблемы скандалами, на баррикадах, к журналистам не идем с просьбой защитить нас от исполнительной власти, мол, обижает. Мы спорим. На комиссиях, кулуарно обсуждаем что-то, но, как правило, — это осознанное голосование, в этом есть необходимость. Я не могу сказать, что мне было за что-то стыдно голосовать.

- Вы как-то сказали, что когда входите в зал заседаний, «застегнуты на все пуговицы», но все равно место для неких человеческих проявлений есть. Как удалось выстроить отношения в парламенте, ведь схватки у вас там нешуточные? Вы разный на работе и дома?

- Я по жизни сдержанный человек, стараюсь не давать волю эмоциям. Я играю в футбол — и на поле иногда кричу на парт неров. Мне говорят: «Ты чего орешь?» — а я отвечаю: «Мне в зале заседаний орать нельзя». Я действительно сдерживаю свои эмоции, потому что в таком важном процессе, как законодательный коллегиальный орган власти, на таком высочайшем уровне — парламент, Совет Федерации, — эмоции мешают работе. Их не должно быть. Это безумно тяжело. И потом мне повезло — у меня мама с папой тоже были такие спокойные, сдержанные, я не видел, чтобы они давали волю эмоциям.

ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ

- Вы возглавили комиссию Мосгордумы по контролю за достоверностью сведений о доходах парламентариев. Как можно проконтролировать доходы депутатов?

- Нашей комиссии — никак. Если мы говорим именно об этой комиссии, ведь она создана не для контроля. Самый главный контролер — это совесть. В том числе и депутата.

Руководствуясь этим прекрасным чувством, он обязан, как и все должностные лица, заполнить декларацию и указать там все, что прибыло за год. Комиссия контролирует своевременность предоставления депутатом этих сведений. Затем на их основании составляется короткая справка для жителей, чтобы они могли отслеживать, насколько и как быстро возрастает благосостояние депутата каждый год. Отслеживанием занимаются и правоохранительные органы. Они выборочно имеют право проверять сведения, поданные для декларирования. С комиссией же все просто: человек пишет, сдает документ, подписывается и после этого несет ответственность за все, что он сообщил. Если он представил неверную информацию, если это выявится, это политическая смерть и неприятности от правоохранительных органов.

- Совесть депутатов подводит?

- Не всем везет, не у всех она есть, но все равно это остается самым надежным критерием и самым главным для человека.

ЖИТЕЛИ ПОРУЧИЛИ

- А граждане сейчас обращаются к депутатам с другими вопросами, чем 20 лет назад?

- Действительно, за этот срок тематика обращений жителей изменилась, да и стало этих вопросов меньше. Первое время очень много вопросов было по жилью. Считали, что, если обратишься к депутату, он даст квартиру. Когда мы приняли законы, которые полностью отрегулировали вопросы предоставления жилья, очереди, эти обращения сократились до минимума.

Сейчас иногда обращаются по квартирным вопросам, даже если знают, что им квартира не положена. Правда, бывают исключительные примеры. Вот обращался горожанин, и мы выяснили, что, оказывается, когда ему было 14 лет, во время войны он служил юнгой на флоте. А ведь даже не думал об этом сообщить! Ему была положена квартира, и через год он ее получил. Депутаты же нужны не для того, чтобы отказы плодить.

- Как вы оцениваете нового председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова?

- Нового председателя выдвигали на партийной конференции «Единой России». Я тогда взял самоотвод и предложил поддержать коллегу Алексея Шапошникова. Я знаю Алексея более десяти лет. С его помощью мы создавали молодежный парламент и реальное молодежное движение в Москве. Потом он избирался депутатом муниципалитета, достиг там хороших результатов, и его избрали председателем Совета муниципальных образований Москвы. Он энергичный молодой человек. Кроме того, к новому председателю есть доверие от депутатов шестого созыва. И я уверен, что он справится. Избран, я считаю, достойный, школу он жизненную прошел очень хорошую.

Что я могу точно и сразу сказать — Алексей Шапошников хорошо держит удар. Председателем быть очень непросто.

Я 20 лет избирался на эту должность. Честно скажу, первые два месяца я ненавидел среду, потому что в этот день проходят заседания. Ныне сложившийся и кажущийся незыблемым четкий порядок работы депутатов складывался непросто и не сразу. Однажды я даже вынужден был на основании регламента прервать заседание Думы и покинуть зал. Подождал полчаса, политические страсти улеглись, затем вернулся, и мы продолжили работу.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

- Как вы относитесь к происходящему на Украине в парламенте?

- Мне страшно наблюдать, как люди, избранные для представления интересов избирателей и решения проблем, регулярно выясняют отношения кулаками. Это позорит парламент.

РАЗДЕЛ «РАЗНОЕ»

- Вы президент Федерации дзюдо Москвы. Сами увлекаетесь спортом. При такой загрузке на работе часто ли удается выбраться на занятия?

- В моем детстве дзюдо еще не было, и я занимался самбо. Борьба помогла мне понять, что для того чтобы чего-то добиться, надо много трудиться и бороться. В 9–10 лет я получил травму на занятиях и вынужден был уйти. Потом занимался хореографией. Когда я был избран депутатом, ко мне обратились самбисты, потом дзюдоисты, и я с удовольствием им помогал, мы занимались организацией соревнований. Любой спорт забирает ребят с улицы.

Мы растим настоящих будущих победителей, защитников Родины. Конечно, мало кто будет олимпийским чемпионом, но все они будут знать, что такое побеждать и как этого надо добиваться. Если сбивают с ног — вставай и иди дальше. А сейчас я иногда играю в футбол. Раньше занимался йогой, теперь — пилатесом.

- Вы лауреат специальной премии Союза журналистов России. Были отмечены как «Самый нескандальный политик». Как вам удается находить общий язык с представителями политических партий, депутатами?

- Когда мне впервые сказали про премию, я поначалу насторожился. Как быть нескандальным в политике? А потом посмотрел словарь Ожегова, там слову «скандал» дано следующее определение: «Это действие, которое позорит его участников». Мне определение понравилось. Я действительно стараюсь не участвовать в таких действиях.

Когда мне вручали премию, тоже спросили, как мне это удается. Я сказал: «Благодаря родителям, коммунальной квартире и жизни в нашем прекрасном государстве».

Знаете, парламент создан, чтобы без скандалов можно было решать самые разные вопросы. В споре рождается истина, но это не так просто, как кажется. Свою задачу как председателя я видел в организации заседания. Я выступал как модератор. Не дай бог стать начальником для депутатов. Они этого не простят. Потому что не может быть начальника, есть человек, который организует заседания по их поручению. А ведь это поручение могут и отозвать.

- У вас отличное чувство юмора, а на заседаниях вы им пользуетесь — как-то разрядить обстановку можно?

- Иногда, когда страсти накалялись и начинали звучать взаимные обвинения, я обращался к выступавшим коллегам с призывом: «Меньше подозрительности, больше самокритики». Это всегда разряжало обстановку. Чувство юмора помогает. Мне помогли Ильф и Петров — мои любимые авторы. Жизнь ведь повторилась. Ильф и Петров описывали НЭП, его последствия — «Рога и копыта». Сегодня это опять в нашу жизнь пришло. Кстати, юмор помогал мне выжить даже в прокуратуре. Один обвиняемый сказал: ну как я не подпишу такому веселому следователю обвинительное заключение. И подписал.

- За какую футбольную команду вы болеете?

- Раньше я болел за сборную Советского Союза, теперь — за сборную России. Некоторое время назад я задумался, за кого болеть — и решил, что ближе всего мне «Динамо», некая связь с правоохранительными органами.

СТАРТ КАРЬЕРЫ, ЗАВОД, РАКЕТЫ

- После окончания школы вы работали электромонтажником на Машиностроительном заводе имени Хруничева. Как вспоминается вам этот период жизни и работы?

- На завод меня отвел папа, он трудился там 40 лет. На этой работе я испытывал чувство гордости, знал, что мы делаем ракеты, знал, что об этом нельзя говорить. А изделия, в изготовлении которых я участвовал, увидел в цеху, только когда стал депутатом и приехал на завод. После третьего курса технического вуза я пошел в армию на срочную службу, уклоняться было неприлично, и я отказался от брони. А потом уже не вернулся на завод. Поступил в университет.

- А что можно сделать, чтобы сейчас молодежь шла работать на заводы?

- Заводы должны быть, чтобы родителям было куда приводить детей для сохранения трудовых династий. Кстати, когда я работал на заводе, рабочих рук тоже не хватало. Их привозили со всех бескрайних просторов Советского Союза, тогда их называли лимитчиками, а сейчас гастарбайтерами. Есть одно существенное различие, которое надо взять на вооружение: каждого работника, которого привозили в Москву, отбирали, он должен был знать русский язык, должен был владеть профессией. Рабочему, набранному по «лимиту», выделяли койко-место, и, чтобы жить в нашем городе, ему не нужно было искать земляков.

Я думаю, если мы вернем некоторые институты привлечения иной рабочей силы в город, будет немножечко полегче. Ведь более 20 лет назад все это было отдано на откуп «рынку». И напишите честно: городские власти в 90-е годы, как бы их ни ругали, ни обзывали, добивались и вводили регистрацию в Москве. Это была позиция и мэра города, и Мосгордумы. Жалко, что тогда нас плохо услышали.

Сейчас регистрация есть уже везде. Но нас услышат по другим шагам, которые мы предпримем. Знаете, решить эту проблему можно будет, когда привлечение иностранной нелегальной рабочей силы будет невыгодно экономически. Сейчас, как ни жаль, это выгоднее, чем привлечь москвича. Думаю, в ближайшее время мы наведем порядок, внесем изменения в московское законодательство.

Сейчас есть и другие проблемы. Резко сократилось количество производств в городе. Многие из них были вредными для экологии, мы вывели их из Москвы. Задача властей — сохранять в городе самые современные, высокотехнологичные и экологичные предприятия, где работали бы высококвалифицированные специалисты.

ДЕМОКРАТИЯ ИЗ ИНТЕРНЕТА

- Система электронных порталов не оставит вас, депутатов, безработными?

- Знаете, на вопрос, когда депутаты все сделают и будут не нужны, я отвечу — всегда будут нужны. Коллегиальное решение самое мудрое. Для решения важнейшего вопроса невозможно собрать всех жителей мегаполиса, для этого и нужны их представители. Но с развитием системы «электронной демократии» жить в городе будет комфортнее, а решать проблемы — легче.

- Не заиграемся ли с электронной демократией?

- С москвичами не надо играть, тогда и не заиграемся. Мы совершенствуем систему взаимодействия «гражданин — власть», делаем ее максимально эффективной, убираем лишние мешающие бюрократические звенья. Говорят, любого проверяющего можно «купить». А вот граждан власть может «купить», лишь сделав обещанное. Пример эффективности электронной демократии — прошедшие выборы в Мосгордуму. Созданная система видеонаблюдения и электронного контроля сработала, некоторые журналисты жаловались, что им не о чем писать — не происходило скандальных ситуаций.

На выборах мэра Москвы в 2013 году в Общественный наблюдательный центр было 125 звонков с жалобами (правда, ни один сигнал не подтвердился). А на выборах в Мосгордуму 14 сентября этого года — два или три десятка.

БЫВШИХ ПРОКУРОРОВ НЕ БЫВАЕТ

- Когда работали в прокуратуре, какие дела доводилось рассматривать?

- Я проработал восемь лет, два месяца и один день. Время пронеслось как один день. Самый страшный и тяжелый в жизни. Работая в прокуратуре, я подозревал, что есть другая жизнь, но я не ожидал, что она такая интересная. Бывали и радостные моменты. Когда поймал злодея и доказал, что он злодей. Ведь не все преступления раскрываются. Я занимался расследованием особо тяжких преступлений: убийства, половые преступления, преступления, совершенные сотрудниками милиции против сотрудников милиции.

- Припомните что-то из дел, которые доводилось расследовать?

- Было одно расследование убийства, которое сначала милиционеры квалифицировали как несчастный случай. Мол, человек спускался с лестницы, упал, сломал все ребра, разбил голову. Прокуратура на основании медэкспертизы наставила милицию на путь истинный, и уголовное дело по статье «убийство» было возбуждено. Это дело мне помогла раскрыть ярко-красная расческа. Изначально мы не знали даже, кто потерпевший.

Мы пытались по швейной строчке на костюме установить, кто шил костюм, чтобы хоть так выйти на личность убитого. А в это время к одному участковому 10 дней ходила мать, которая искала пропавшего Диму. Он ей все говорил: «Да найдется твой Димка, пьет где-нибудь», — и в розыск не подавал (участкового этого потом наказали). Выяснилось, что два года назад один человек угрожал убийством потерпевшему. Мы его нашли, выяснили — алиби нет. Он утверждал, что был на рыбалке, но его друг подтвердить дату не мог. Подозреваемого опознали и свидетели.

Я его задержал. Но сомнения у меня оставались. В это же время друг задержанного вспомнил, что подозреваемый был с ним в день убийства на рыбалке. По моему ходатайству его отпустили. Через два месяца нашли убийцу.

Опознавали его уже пять свидетелей, как в кино. Люди говорили: из этих пяти узнаем двоих, на одного раньше показывали, а вот второй — действительно убийца. Как ни странно, они были очень похожи. А на месте преступления была найдена расческа — красная, которая принадлежала злодею. Он бомжевал, и мы нашли другого бомжа, который опознал расческу и помог подтвердить личность настоящего убийцы. Свидетель заявил: «Опознаю расческу по размеру, по зубцам, по форме».

А я ему говорю: «И..?» Все, больше никак. Я говорю: «Красная!». А он: «Я дальтоник». И я записал: «Я эту расческу опознаю по цвету, который не дальтоники называют красным».

СПРАВКА

Родился 24 декабря 1954 года в Москве. После окончания средней школы работал электромонтажником на Машиностроительном заводе им. Хруничева в Москве (1972–1975), учился на вечернем отделении в МАТИ им. К. Э. Циолковского, служил в Вооруженных силах (1975–1977). Окончил факультет экономики и права Университета дружбы народов им. Патриса Лумумбы по специальности «Правоведение» (1977–1983).

В 1983–1991 гг. работал в органах прокуратуры г. Москвы, занимался расследованием особо тяжких преступлений. Прошел путь от стажера до заместителя прокурора Москворецкого района по следственной работе.

В 1991–1993 годах занимался частной юридической практикой, специализировался на защите прав граждан.

Депутат Московской городской думы первого (1993–1997), второго (1997–2001), третьего (2001–2005), четвертого (2005–2009), пятого (2009–2014) и шестого (2014–2019) созывов.

С июля 1994 года по сентябрь 2014 года — председатель Московской городской думы.

Беседу подготовила Юлия Зименко.

Новости СМИ2

00:00:00

Антон Крылов

Страна, не достигшая дна

Сергей Хвостик

Футбол — не для девочек

Ольга Кузьмина  

Про мужскую логику и женскую любовь

Анатолий Горняк

Трусы, носки и галстук. Мужики, с праздником!

Алиса Янина

Сон или явь: почему россияне не высыпаются

Мехти Мехтиев

Ипотека-2020: жилье станет доступнее

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Как будет судить Христос

Примеры решают верно, а геометрию знают плохо

Химия помогает изучать планеты

Пролетевшая в небе звезда. К 170-летию со дня рождения художника Федора Васильева

Летающие поезда скоро станут реальностью