Главное
Карта событий
Смотреть карту

Железный занавес: в санкционной войне против России коллективный Запад берет все новые рубежи

Политика
Железный занавес: в санкционной войне против России коллективный Запад берет все новые рубежи
Фото: ТАСС

Европейский союз решил приостановить — возможно, навсегда — соглашение об упрощенном визовом режиме с Россией 2007 года, и нет признаков, что он готов остановиться. Во всяком случае, пока конфронтация продолжает набирать обороты. Обозреватель «Вечерней Москвы» предлагает разобраться — возвращаемся ли мы в советское прошлое в части «несвободы передвижений»?

Вопрос в том, чтобы темпы обрубания всех и всяческих связей не сильно обгоняли собственные (Запада) возможности по адаптации своей экономики к «жизни без России». С декабря вступает в силу эмбарго на поставки российской нефти (за некоторыми исключениями на пару лет для особенно зависимых стран). Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен ставит вопрос об установлении предельных цен на российский газ. Аналогичный принцип «Большая семерка» только что согласовала и для российской нефти, чтобы все-таки РФ могла продолжить ее экспорт во избежание резкого роста цен, однако при этом «сильно не наживалась». На обе инициативы Москва уже ответила, что торговать по нерыночным условиям не будет.

Вероятно, дело идет к тому, что уже в обозримом будущем Россия практически ничего не будет поставлять в Европу, а Европа практически ничего не будет поставлять нам. Конечно, будут исключения: с нашей стороны титан для самолетов, минеральные удобрения, редкоземельные металлы, что-то еще по мелочи. Со стороны Европы — отдельные виды медицинских препаратов и продовольствия. Однако в целом экономических связей может стать меньше, чем в годы холодной войны. Во всяком случае, меньше, чем в 1970-е, когда советский газ уже пошел в Европу, а в обмен там покупались не только продовольствие и ширпотреб (знаменитые финские и австрийские женские сапоги), но и машины и оборудование. Это и будет новый железный занавес. В экономике, в гуманитарных связях и, разумеется, в сфере туризма.

Уже к середине текущего года экспорт российского газа в ЕС снизился до 35% от уровня прошлого года. Экспорт из США в РФ упал на 85%, а из государств еврозоны — на 45%. Европа, да и Запад в целом готовятся к долгосрочному противостоянию с Россией. Не одно десятилетие (еще с 1950-х) просуществовала красивая, еще «деголлевская» идея «единой Европы от Атлантики до Урала», затем получившая уточнение— до Владивостока. Теперь Европа будет заканчиваться белорусским Брестом, но включать в себя уже и Кишинев, и Киев, и даже Тбилиси: Германия предлагает скорее принять в ЕС Сербию, Черногорию, Албанию, Боснию и Герцеговину и Северную Македонию, а также Украину и Молдавию, а в перспективе еще и Грузию. Недавнюю речь канцлера Шольца на эту тему в Карловом университете в Праге в каком-то смысле можно сравнить с Фултонской речью Черчилля 1946 года, когда бывший союзник по антигитлеровской коалиции объявил о том, что над Европой опускается железный занавес.

Теперь он опустится намного восточнее. Вне рамок «большой политической Европы» не останется ни одной страны к западу от «занавеса», проходящего уже по новым рубежам. В рамках такой новой стратегии едва ли не самый обсуждаемый в ЕС вопрос — прекращение или сильное ограничение выдачи шенгенских виз для россиян. Как формулируют это теперь балтийские политики, для граждан РФ посещение Европы должно стать не правом, а привилегией. А привилегий много не бывает.

Предложение прозвучало от Польши еще в марте. Поначалу его не продвигали. Гранды Европы, такие как Германия и Франция, а также целый ряд других стран, где была велика доля российских туристов, высказались однозначно против. Однако затем активное меньшинство — Чехия, страны Балтии и Северной Европы — стали все активнее лоббировать идею, собственным примером показывая, что они не хотят видеть у себя русских туристов. Мнение меньшинства и его аргументацию игнорировать в ЕС все же не принято. Тем более что обсуждение проходит без участия России, и никаких адвокатов у нее в Европе нет. Тем более что отказаться от русских туристов экономически куда легче, чем от русского газа, а политически это смотрится так и вообще «победоносно». На нынешнем информационном фоне крайнего неблагоприятствования России такое понравится многим европейским обывателям.

Из поблажек теоретически могут оставить более мягкий режим для молодежи до 25 лет. При том что в ходе избирательной кампании нынешняя правящая коалиция в Германии предлагала вообще безвизовый режим для молодых россиян. Судя по всему, отменят или почти отменят многолетние визы, перейдут к выдаче только на срок поездки. Открытым пока остается вопрос о том, что делать с многолетними визами, которые уже имеются на руках у россиян. Балтийские страны (прежде всего Эстония) уже аннулируют выданные ими ранее визы и перестанут пускать россиян с визами, выданными другими странами Шенгена. Фактически это и будет означать их аннулирование.

Могут оставить послабления для студентов (хотя со стороны чехов и прибалтов звучат предложения «забанить» всех русских вообще), наверное, в меньшей степени для ученых и, видимо, совсем не оставят для журналистов. Усложнят бюрократию. Будут смотреть на место работы, на источники доходов. Требовать полной оплаты брони билетов и гостиниц. Могут появиться и мировоззренческие критерии. Не в такой грубой форме, как предлагают прибалты, чтобы спрашивать, «чей Крым» и об отношении к военным действиям на Украине. Но могут взять пример с американцев, где в визовых анкетах уже несколько лет требуют указывать аккаунты в соцсетях, чтобы посмотреть, кто там что пишет. А кто без аккаунта — тот, значит, едет в Солсбери глядеть на шпиль собора.

Категории госслужащих и бизнесменов, которые имели преимущества по соглашению 2007 года, теперь заведомо «пессимизируют». Подсчитали, что потеря русских туристов обойдется ЕС в 21 млрд евро в год. Не стоит преувеличивать значение экономического фактора на фоне сильной политической мотивации. Тем более что в свое время облегчение визового режима произошло вовсе не по причине желания нажиться на богатых русских, а в рамках тогда относительно разделяемой Москвой и Брюсселем идеи сближения, хотя уже тогда и вопреки противодействию ряда европейских стран.

А что касается «туристического ущерба», то максимальное число запросов россиян на шенгенские визы достигло рекорда в 2013 году — около 7 млн, затем в допандемийном 2019 году оно составило более 4,5 млн. Однако на фоне 745 млн иностранных туристов, посетивших тогда же Европу, это незначительные потери, несмотря на то что именно граждане РФ были на первом месте по числу выданных в 2019 году шенгенских виз, опередив даже китайцев. Просто подавляющее большинство всех прочих туристов — «безвизовые». Ну а общий доход от иностранных туристов для ЕС составил 1,45 трлн долларов. Сейчас этот поток уже почти восстановился.

Железный занавес: в санкционной войне против России коллективный Запад берет все новые рубежи Фото: Pixabay

Хотя для некоторых стран типа Кипра, Италии или Испании доля русских туристов была выше, чем в среднем по ЕС. Однако целый ряд других стран, где число гостей-россиян также было значительным — в той же Эстонии или Чехии, — не только приняли для себя политическое решение от таких гостей отказаться, но и преуспели в том, чтобы приблизить граждан РФ к статусу «персон нон грата» на всем континенте. Если кто-то думает, что они при этом приняли во внимание то, что именно эта прослойка была наиболее проевропейски ориентированной в нашей стране, то он заблуждается. Им на это уже наплевать. Быть может, в этом кроется какая-то патологическая русофобия? Скорее, накопленный груз исторических обид наших нынешних ближайших соседей. Чтобы их выплеснуть, нашелся наконец веский повод.

Иногда вообще кажется, что если бы в СССР был более-менее свободный выезд за границу, то на Западе придумали бы сто один повод, чтобы этот поток сократить. Ну а теперь мы по части «несвободы передвижения» в отношениях с западными странами возвращаемся даже не в 1990-е, когда не было никаких соглашений об облегченном визовом режиме, а в далекие советские годы. Правда, тогда занавес был опущен все же с нашей стороны. А теперь место советских надзорных органов (таких как КГБ и «выездные комиссии» парткомов и профкомов) займут консульские службы западных стран, которые будут не менее тщательно (хотя ипо другим критериям) проверять, достоин ли данный гражданин РФ привилегии посещения Европы на две недели.

До Великой Отечественной войны выезжать за границу дозволялось считаным единицам советских граждан. О загрантуризме речи почти не было, случались лишь отдельные поездки, подавляющее большинство выездов были только «по делу». С 1930-х Комиссия по выездам за границу ЦК ВКП(б) санкционировала отправку каждого командированного и каждой делегации (служебной или редкой для тех лет туристической), рассматривала благонадежность кандидатов и целесообразность поездок, в чем отчитывалась перед ЦК партии.

В 1943 году были составлены правила поведения за границей совграждан, которые в основе своей сохранились до конца существования СССР. В частности, они предписывали соблюдать политическую бдительность и высокие моральные качества. Не допускалось, например: сближаться с попутчиками и служащими гостиниц; ходить в кафе и рестораны одному; посещать «антисоветские» выставки и спектакли, смотреть «антисоветские» кинокартины. Что такое «антисоветское», трактовалось весьма широко — приставленным к каждой делегации сотрудником спецслужб (его наличие было обязательным). Нельзя также было «оставаться наедине с женщиной в спальном купе»; устраивать в номере вечеринки со спиртным и принимать женщин; посещать публичные дома, кабаре и прочие подобные заведения. Наконец, нельзя было принимать подарки.

Правила поведения корректировались и даже чуть смягчались. Например, с 1955 года советским гражданам, попавшим на Запад, предписывалась еще и «разумная общительность», рекомендовано было «не держаться замкнуто и высокомерно по отношению к гражданам страны пребывания». С 1955 года инструкций стало две — отдельно для капиталистических и социалистических стран. В обоих случаях надо было все равно проходить «выездные комиссии», разрешения на поездку (и получение выездной визы) можно было ждать месяцами, а иногда и годами. Разрешали далеко не всем. Никаких загранпаспортов на руках не было: их делали и выдавали под поездку. Некоторые категории имели служебные паспорта (они хранились в «первом отделе). На предприятия и организации раз в несколько лет и далеко не всем выдавали очень ограниченное число «квот» на турпоездки, а уж там руководство распоряжалось, кто достоин, а кто нет. Членам КПСС было заведомое предпочтение. Для соцстран порядок был чуть мягче. Считалось, что для разрешения поездки в капстрану надо было дважды без замечаний съездить в социалистическую. С 1962 года — оттепель! — для поездок в страны социалистического блока отменялись письменные обязательства о соблюдении правил поведения за рубежом.

В 1979 году перечень правил поведения для выезжающих в очередной раз обновили. По-прежнему подача документов и ожидание разрешения занимали несколько месяцев, а отказать могли с формулировкой «без объяснения причин». Но ситуация с международным туризмом существенно изменилась. Число путешественников за железный занавес стало исчисляться миллионами (тогда как во второй половине 1950-х речь шла всего о нескольких тысячах). Зато в новой инструкции появились новые запреты: не посещать районы проживания эмигрантов и тех, кто враждебно настроен по отношению к СССР; не приобретать и не ввозить в СССР литературу, фильмы, магнитофонные записи, открытки и другую печатную продукцию антисоветского или порнографического содержания; не участвовать в публичных выступлениях, если это не предусмотрено командировочным заданием; не производить без разрешения обмен советских денег на иностранную валюту; «не увлекаться приобретением вещей и ценностей»; не продавать и не обменивать вывезенные за границу и приобретенные там личные ценности.

Фильм Леонида Гайдая «Бриллиантовая рука», снятый уже после оттепели, в 1969 году, когда все-таки появился сам факт зарубежного туризма (на круизном лайнере, что было наиболее «безопасно» с точки зрения КГБ, поскольку не предполагало ночевок на «враждебной территории»), в смысле отражения реалий выездного туризма, содержит лишь отдельные намеки на то, как это было. В частности, введя в оборот термин «руссо туристо— облико морале». Но сейчас железный занавес опускается только с западной стороны. По-прежнему открыты вся Азия с Турцией, Латинская Америка, да и Африка с Египтом. Ну и «выездных комиссий» нет.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Виталий Третьяков, главный редактор журнала «Политический класс»:

— Железный занавес — да, вполне может опуститься. Но это станет трагедией не для нас, а для Запада. Кто у нас расстроится? Ну разве что молодые люди из Москвы, Питера и других крупных городов, которые раньше ездили «посмотреть Европу». Но даже многие из них уже протрезвели, узнав о волне русофобии на Западе, которая, в частности, накрыла наших студентов, приехавших на Запад учиться. Их ведь фактически выдворили из Европы, создав невыносимые условия или вовсе «попросив» из вуза. К тому же, я уверен, многие молодые люди расстроятся ненадолго, потому что мир большой, и есть немало стран, где их ждут: Китай, Бразилия, Египет и многие другие, где тоже есть на что посмотреть.

Что потеряет Запад? Прежде всего, он потеряет — точнее, уже потерял — себя. Ведь одними из главных западных ценностей до сих пор декларировались толерантность и открытость общества. Теперь ни о какой открытости и речи не идет. Запад сам, по собственной инициативе закрывается. Вторая потеря — это наши специалисты. Ни США, ни Европа уже давно не производят сильные в техническом отношении кадры: ученых, программистов и других талантливых людей они завозят. И русские — одни из первых в списке. Теперь завозить не будут. Ну и отлично. Пусть талантливые люди остаются дома. Третья потеря — доходы от туристического бизнеса. Российский турист — это давно известно — самый щедрый в мире. Рестораны, бутики, отели, магазины — все потеряют от нашего отсутствия. А в Европу продолжат ехать арабы, африканцы и прочие мигранты из не самых благополучных стран, которых невозможно ассимилировать, зато приходится кормить. В общем, скоро от Европы, спасибо высокой рождаемости гостей, останется только архитектура.

Подкасты