- Город

К чему приведет борьба за потепление климата

Сергей Собянин: Планируем централизовать онкологическую службу

Взыскание долгов с пенсий предложили запретить

Проезд на МЦД стал платным

«Было наплевать»: Пушков рассказал, почему Ельцин не присоединил Крым

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Названа обладательница титула «Мисс Вселенная»

Спасти еду, чтобы спасти людей

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

Назван главный цвет 2020 года

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Названы профессии, которые приводят к преждевременному старению

Валерия рассказала подробности ДТП с ее сыном

К чему приведет борьба за потепление климата

Ужасы глобального потепления не так ужасны, как нам втолковывают

ФОТО: Сергей Добровольский, «Вечерняя Москва»

Климат зачудил с такой сумасшедшей одержимостью, что погрузил ученых в жесточайший пессимизм. И они потребовали от ООН объявить на планете режим климатического чп. Стоит ли уже паниковать или погодных мух опять массово превратили в слонов?

Требование к ООН подписали 11 258 ученых из 153 стран. Внутри — стандартные призывы усилить борьбу с выбросами СО2, защищать и восстанавливать экосистемы, переходить с мяса на растительную еду и перестать наконец бесконтрольно размножаться. От России обращение подписали всего четыре человека от трех институтов.

— Я его подписал, потому что это было такое письмо «за все хорошее», — объясняет Алексей Тиунов, замдиректора по науке Института проблем экологии и эволюции имени А. Н. Северцова. — По сути речь там шла о том, что пора уже начинать что-то делать. А делать можно разное. Например, прекратить добывать уголь на Шпицбергене, а вместо этого дать деньги бедным африканским странам, чтобы они поставили у себя солнечные батареи, от чего всем будет только хорошо. И вторая вещь, которая привлекла меня в петиции, — это была попытка человечества, как некой скоординированной силы, управлять своей планетой. Рано или поздно нам придется это делать — в связи с потеплением климата или в связи с похолоданием, в связи с движением материков, гаснущим Солнцем, или тем, что на нас соберется упасть Луна... Когда-нибудь такой момент наступит, а нам надо на чем-то тренироваться…

Идея, похоже, упала на благодатную почву — о петиции ученых написали СМИ по всему миру:

— Я удивлен, что это письмо неожиданно вызвало такой резонанс, — говорит Тиунов. — Мы в институте уже привыкли каждый месяц обнаруживать в почте похожие обращения — то нас призывают спасти Байкал, то Арктику, то Африку… Выхлоп от этих коллективных петиций обычно небольшой, и многие просто выкидывают их в корзину, но это почему-то выстрелило громко...

Вероятно, громкости выстрела весьма поспособствовала история с Гретой Тунберг, примерно за месяц до этого отчитавшей взрослых дядей из ООН за экобездействие. Тема глобального потепления и отповедь странной девочки весь этот месяц не сходили со страниц и экранов СМИ, так что авторам письма вся эта шумиха была только на руку. Если, конечно, петиция — вещь абсолютно самостоятельная, а не часть срежиссированного кем-то сценария с Гретой в главной роли. Потому как подозрения такие возникают — уж слишком слаженно разворачивался этот якобы стихийный протест. Да и закулисье Гретино оказалось отнюдь не белым и пушистым.

Тамошним журналистам удалось протянуть ниточки от бесхитростной девочки с косичками (планетарная печаль Тумберг, думается, вполне искренна) к не самым чистым на руку персонажам — шведскому пиарщику Ингмару Рентцхогу, Джорджу Соросу и бывшему вице-президенту США Альберту Гору. Последний особенно примечателен, так как прославился тем, что заработал почти сотню миллионов долларов, торгуя квотами на выброс парниковых газов, и тем, что за часовую лекцию по экологии требовал с организаторов 100 000 американских денег.

Да и истерия вокруг глобального потепления уж очень схожа с той, что развернулась в 80-х вокруг озоновой дыры и вредного хлорсодержащего хладагента фреона. Пока придумавшая его фирма DuPont была монополистом на рынке, никакой угрозы фреон планете не нес. Но как только рынок насытился, а конкуренты освоили технологию, тут же выяснилось, что дыра была проделана именно им, и спасут всех лишь новые хладагенты DuPont — более дорогие, менее эффективные, но зато не вредящие экологии.

В итоге быстренько была принята конвенция об охране озонового слоя, а потом и специальный протокол об озонирующих веществах, поставивший фреон вне закона. Профит компании был богатым: конкуренты обанкротились, и весь мир начал спешно избавляться от старых холодильников и кондиционеров, покупая новые, с «экологичными» хладагентами. Потом, конечно, выяснилось, что холодильники с дырой никак не связаны, да и дыра, скорее всего, появилась не вчера, но дело уже было сделано…

Саду — цвесть!

О том, что ужасы глобального потепления не так ужасны, как нам втолковывают, говорят уже довольно многие исследования. Более того, зачастую анализ данных буквально переворачивает перспективы человечества с головы обратно на ноги.

Например, нас часто пугают таянием вечной мерзлоты, из-за которого должна обезлюдеть Сибирь. Но вот ученые из Красноярского научного центра РАН и Исследовательского центра НАСА в Лэнгли выяснили, что именно благодаря ему уже через 60 лет там будет жить в пять раз больше людей, чем сейчас, потому что не таяние мерзлоты снижает пригодность Сибири для «вочеловечивания», а наоборот, ее наличие.

Или нам говорят, что дальнейшее потепление приведет к расширению пустынь, обезвоживанию планеты, высыханию лесов и повальной смертности среди населения. Но наблюдаемые результаты идущего потепления говорят об обратном.

Например, из-за него количество осадков на планете уже выросло на 2 процента (вода из морей и океанов стала испаряться быстрее), сделав засушливые места на ее поверхности более влажными.

Если так пойдет и дальше, пустыни Аравийского полуострова через несколько десятков лет превратятся в цветущие степи. Нам говорят, что антропогенные выбросы СО2 и потепление лишат нас растительности, которую уничтожит великая сушь.

Однако индекс листовой поверхности (показатель фотосинтезирующей биомассы) наземных растений вырос за 30 лет больше чем на трети Земли. И СО2, кстати, тут только в помощь, потому что его выбросы, как оказалось, делают из растений меньших водохлебов: когда в воздухе больше углекислого газа, они не так сильно теряют влагу через листья. С этой углекислотой вообще все не так, как нам вещает девочка Грета. Когда на нашей антарктической станции «Восток» исследовали пузырьки воздуха в ледяных кернах, выяснилось, что рост СО2 в атмосфере является следствием поклимата, а не его причиной. И между двумя этими событиями — пропасть в 500– 600 лет. То есть сначала повышается температура, а потом растет концентрация углекислого газа.

Еще нам говорят, что растущий уровень мирового океана (всего 3 миллиметра в год) будет отвоевывать у людей все большие территории, а островные государства и вовсе уйдут под воду.

Но практика показывает обратное. Например, с 1971 года островное государство Тувалу приросло сушей на 2,9 процента.Только за счет того, что по мере роста температур прибой становился сильнее и намывал на берег больше песка. Более того, оказалось, что за последние 30 лет суши на планете стало на 58 тысяч квадратных километров больше, причем 12,5 из них дали именно прибрежные регионы, где вода, по идее, должна была пожрать сушу только так.

С людской смертностью тоже все не просто. Так, неумолимая статистика свидетельствует, что в холодное время года по всему миру люди умирают гораздо чаще, чем в теплое. Например, в Португалии, где разница между зимой и летом укладывается в жалкие по нашим меркам 5–10 градусов, в холодные месяцы смертность вырастает на 28 процентов. В Испании этот показатель равен 21 проценту, в Греции — 18, а в Финляндии — всего 10. У нас он пляшет в районе 5–8.

Странную эту закономерность пытались объяснить затяжным новогодним пьянством, но почему-то она работает даже для ортодоксальных мусульманских стран, где алкоголь — «харам». Говорили, что зимой люди меньше ходят на улицу, больше сидят дома и чаще болеют гриппом, но это, если подумать, происходит именно из-за действия низких температур.

Винили в сезонном неравенстве даже ультрафиолет (меньше солнца — меньше витамина Д — ниже иммунитет), но в Новой Зеландии и Австралии, где этого ультрафиолета завались круглый год, зимняя смертность — 18 процентов и выше. Сейчас рулит сосудистая гипотеза. Когда человеку холодно (а португальцу, не привыкшему к резким колебаниям температур, разница в 5 градусов кажется уже существенной), сосуды сужаются, организм, дабы протолкнуть через них кровь, поднимает давление и увеличивает количество тромбоцитов (они делают кровь более вязкой), сердце начинает работать интенсивнее… В общем, тушка вгоняется в стресс, и сердечно-сосудистая система у некоторых не выдерживает.

Получается, что борьба с потеплением (то есть борьба за холод) не несет нам ничего, кроме стресса и роста печальной статистики.

И повторится все

Да и так ли уж плодотворна эта борьба, как представляется невинным девочкам, прогуливающим школу? Ведь если верить не экологическим пиарщикам, а серьезным исследованиям, выяснится, что на температуру поверхности Земли и тропосферы влияет масса факторов: и давление, и отражательная способность планеты, и теплоемкость воздуха, и влажность, и колебания оси вращения Земли... Одна только солнечная активность чего стоит, а вернее, ее циклы, коих насчитали уже немало: 11-летний, 22-летний, 100-летний, 2300-летний и так далее. Есть внешние циклы, влияющие на Землю из космоса, есть внутренние, которые находятся с ними в гармонии и сглаживают или, наоборот, усиливают изменения на планете...

— Главное свойство климата — изменяться, причем циклично и в самые разные стороны, — говорит Владимир Котляков, научный руководитель Института географии РАН. — Циклов этих открыто уже десятки, начиная с цикла «зима-лето» и заканчивая циклом в 100 тысяч лет. Современное локальное потепление началось в середине XIX века, но в рамках этого потепления случались периоды похолодания. Последнее такое было уже на моем веку, в 60–70-е годы прошлого века, когда по всей Земле температура вдруг начала понижаться на 1–1,5 градуса и ледники наступали на сушу. А сейчас они отступают. При этом совершенно точно доказано, что Земля как планета на самом деле охлаждается, но незаметно — минус одна десятитысячная градуса в десятилетие...

А климатологи строят прогнозы: «Дальше будет только теплеть, вот модель». Но модель ведь своего ума не имеет — что в нее заложить, то она и выдаст. Что же касается всех этих разговоров про антропогенные выбросы, то, на наше счастье, влияние человечества со всей его промышленностью на планету не сравнимо с тем, что делает с ней природная машина Земли. А она включает в себя и сушу, и море, и атмосферу, и ледники. И все это взаимодействует — активно и очень разнообразно. И температура повышается вовсе не от того, что у коров в желудках трава бродит, и не от выбросов СО2, а от того, что меняется взаимодействие всех крайне сложных климатических процессов. Но в рамках этого взаимодействия на Земле не происходит ничего из того, чего бы здесь не было раньше.

Для пущей наглядности «Гринпис» даже запустил проект по «состариванию» Земли, где можно посмотреть, во что превратит знакомые места / https://www.instagram.com/ официальный аккаунт Greenpeace России

Для пущей наглядности «Гринпис» даже запустил проект по «состариванию» Земли, где можно посмотреть, во что превратит знакомые места

ФОТО: https://www.instagram.com/ официальный аккаунт Greenpeace России

Так что же, нужно отправить Грету на пересдачу географии и сидеть сложа руки? Нет, уверены российские климатологи, надо просто их (руки) прикладывать к нужным местам:

— Климатические проблемы, конечно, общепланетарны, но в каждой стране они свои, — говорит Александр Кислов, завкафедрой метеорологии и климатологии МГУ. — В Альпах ледники тают, а в Скандинавии увеличиваются, в Сибири плывет мерзлота, а в Ставрополье разрастаются степи. Поэтому вывод какой? Мы, конечно, обращаем внимание на все эти пламенные призывы, но смотрим на свою территорию. У климатических проблем есть как научная компонента, так и компонента социально-экономических последствий. И вот какая из них наиболее важна для того или иного региона, ту в первую очередь и стоит решать. Но обе надо закладывать в стратегическое планирование. Изменить климат мы не сможем. Поэтому нам остаются лишь адаптация и смягчение последствий.

Согласился с коллегой и академик Котляков:

— У нас в стране существует специальный документ, подписанный президентом, который в свое время для него составляли все наши климатологи. Называется «Климатическая доктрина РФ». И там сказано, что климат изменяется, и надо быть готовым к тому, чтобы к этому адаптироваться. А бороться с ним мало того, что бессмысленно, так еще и крайне дорого. Это, например, прекрасно понимает Америка, которая вышла недавно из Парижского соглашения по климату и — в свое время — отказалась ратифицировать Киотский протокол. Поэтому надо не бороться с ветряными мельницами, а стараться с Землей дружить, сохранять ее чистой и пытаться узнать о ней как можно больше.

КСТАТИ

Метеорология — самая молодая естественная наука, однако прогнозировать погоду начали еще в глубокой древности, передавая знания от поколения к поколению. Как показывает статистика, из всех народных примет у нас лучше всего работают крещенские морозы и черемуховые холода.

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

Многолетний анализ погоды в Лондоне показал, что больше всего дождей там выпадает по четвергам. Причина такой избирательности до сих пор не выяснена.

ИСТОКИ

Идею о парниковом эффекте на планете впервые озвучил в 1827 году французский физик Жозеф Фурье. При этом он опирался на опыт, в котором зачерненный изнутри сосуд накрывали стеклом и ставили на солнце. Фурье считал, что оптические свойства атмосферы Земли такие же, как у стекла.

Читайте также: Почти 160 стран стали участниками акции в защиту климата Земли

Новости СМИ2

Сергей Хвостик

«Покрошить» Запашного

Игорь Воеводин

Маршал Конев и пустота

Олег Капранов

Что общего у соцсетей и порно

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи