Главное
Путешествуем ВМесте
Карта событий
Смотреть карту
Сторис
Может ли задержанный самостоятельно выбраться из наручников? Полицейский с Петровки

Может ли задержанный самостоятельно выбраться из наручников? Полицейский с Петровки

Модные породы собак в СССР

Модные породы собак в СССР

Правда ли что мастера боевых искусств несут повышенную отвественность за нарушения при самообороне? Полицейский с Петровки

Правда ли что мастера боевых искусств несут повышенную отвественность за нарушения при самообороне? Полицейский с Петровки

Как справлялись в СССР без пакетов?

Как справлялись в СССР без пакетов?

Украшения Ниты Амбани

Украшения Ниты Амбани

Что такое «палочная система»? Полицейский с Петровки

Что такое «палочная система»? Полицейский с Петровки

Сирень

Сирень

Супы из СССР

Супы из СССР

Есть ли служба, которая считается самой престижной? Полицейский с Петровки

Есть ли служба, которая считается самой престижной? Полицейский с Петровки

Соль

Соль

Испытание силой: действительно ли власть портит и развращает людей

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Общество
Испытание силой: действительно ли власть портит и развращает людей
Фото: Shutterstock

Власть портит и развращает людей, а все, кто дорвался до нее, будут набивать карманы до тех пор, пока находятся у «кормушки». Эти тезисы знакомы не одному поколению россиян. Многие бессознательно повторяют их, не пытаясь разобраться, а так ли это на самом деле. «Вечерняя Москва» вместе с экспертами попробовала порассуждать, откуда взялось такое отношение к власть имущим и есть ли у него основания.

Психиатр Андрей Березовский долгое время занимал ответственные посты на госслужбе, принимал участие в реализации крупнейших проектов и даже, вернувшись в медицину, продолжает консультировать власть имущих. Поэтому природа власти ему знакома — и как теоретику, и как практику. Он рассказал нам о том, как влияет власть на психику и какие люди лучше всего подходят для государственной службы.

— Андрей Эдуардович, почему так мало исследований, посвященных влиянию власти на психику?

— Потому что это не самый простой предмет для исследования. Для того чтобы достоверно проанализировать это, могут потребоваться длительные наблюдения, ведь нужно изучить человека «до» и «после». К тому же наше государство еще слишком молодо, чтобы на представителях разных ветвей власти можно было провести длительное исследование. Определенные наработки уже появляются в ходе различных кадровых конкурсов, консалтинговых мероприятий, развиваются научные центры, занятые решением задач изучения психологии власти. Но сами основы исследований в сфере социальных, и особенно политических наук, нуждаются в серьезной ревизии.

— Считается, что миром движут деньги, секс и власть. Если с первые двумя силами все понятно, то почему так много людей жаждут власти?

— Это распространенные стереотипы. На самом деле среди психологически зрелых людей не так много желающих занять какие-то серьезные должности. Желание покомандовать, увидеть, что к тебе прислушиваются, интересуются твоими советами, побыть экспертом — это одно. Но сущность власти — в ответственности. Иногда это ответственность за жизнь и судьбы других людей, за будущее города, региона и даже всего государства. Психологически зрелый человек может столкнуться с необходимостью принять ответственность, но не всегда он станет ее жаждать. На самом низком уровне — в сельских поселениях или небольших муниципальных районах — бывает сложно уговорить людей выдвинуть себя в депутаты. Человек понимает, что, став депутатом, ответственности он получит много, а возможностей у него будет кратно меньше. Поэтому и существуют определенные дефициты во всех управленческих должностях.

— Почему человек, только-только получивший повышение, нередко переключается на коммуникацию в стиле «я начальник, ты дурак»?

— К такому поведению нужно относиться как к детской болезни. Бывают такие своеобразные детские управленческие болезни. Чем раньше человек ими переболеет, тем легче они протекают. Мне, например, довелось переболеть в 19 лет: меня в армии назначили сержантом. Если раньше я отвечал только за себя, то теперь пришлось отвечать за других людей. Я должен был командовать и решать поставленные задачи. Но никто не объяснял, как заставить подчиненных меня слушать и что-то выполнять. Несколько дней я находился в шоке и пытался изображать из себя начальника. Оказалось, что формальная и реальная власть — это чуть-чуть разное. Но так как задачи стояли перед нами настоящие, пришлось вырасти, и все благополучно решилось.

В дальнейшем этот управленческий опыт оказался мне крайне полезен. Хорошо бы, чтобы самый первый, начальный опыт управления приобретался в учебной, тренинговой, более или менее безопасной обстановке.

Но нужно понимать, что настоящего руководителя формируют только настоящие задачи, которые он решает. Это требует от вышестоящих навыка делегировать полномочия.

— «Стэнфордский тюремный эксперимент»* показал, что обычные студенты, наделенные полной властью, стали издеваться над ребятами, которые оказались в роли заключенных. Действительно ли власть притупляет способность проявлять эмпатию?

— Насколько я понимаю, в этом эксперименте была смоделирована ситуация, когда люди были разделены на две группы, не несущие никакой ответственности друг перед другом. Это модель ситуации безответственного и бесконтрольного насилия. То есть скорее это модель социальной анархии, а не власти. Если бы участники оказались в ситуации совместного выживания, выполнения боевой задачи, например, в подобном эксперименте, скорее всего, происходили бы совершенно другие процессы. Власть не притупляет, а, наоборот, обостряет способность проявлять эмпатию. Представитель настоящей власти вынужден постоянно «держать руку на пульсе».

Гражданином быть обязан

— Одни идут во власть ради денег, а другие ради самой власти. Что за склад психики у тех, кому не нужны деньги?

— Речь скорее не о складе психики, а о понимании, что и деньги, и власть — это лишь инструмент. У определенной категории людей есть потребность в служении. Вспомним — «поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан». Не будучи гражданином, человек испытывает внутреннее напряжение, толкающее его к неверным поступкам. Стереотипы восприятия чиновников во многом основаны на том, что мы читаем в новостях, мол, одного задержали за взятки, а другой оказался оборотнем. Но при этом мы не замечаем огромное количество государственных служащих, полностью посвящающих свою жизнь службе. Мы их просто не видим! Поэтому у нас и возникает искаженное восприятие людей, обладающих властью.

— Психоаналитик Арон Белкин считал, что воздействие власти сродни наркотику... Так, Сталин и Хрущев, по его мнению, попали в зависимость от эндорфинов, выделяемых в ответ на полномочия. Согласны ли вы с этим?

— Это очень красиво звучит, но не факт, что полноценно описывает управленческую реальность. То, что может быть успешно в клинике, не всегда успешно при понимании мотивов управленцев. Поведение индивидуума обусловлено не только лишь «бульоном» из нейропептидов. Человек — это еще и личность, то «я», которое проявляет себя и может быть замечено лишь через другого человека. Государственного деятеля точнее понимать не только как личность, но и как институт государственной власти. Наряду с мнением профессора Белкина имеем полное право вспомнить и слова апостола Павла: «Всякая душа да будет покорна высшим властям; ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены». Можем выбрать, какая точка зрения на власть дает нам большую свободу для постановки вопросов, применимых для развития власти, а какая — ставит вопросы, ведущие к ее разрушению.

— Периодически чиновники теряют связь с реальностью и попадаются на больших взятках, укрепляя в глазах людей образ властных мздоимцев. Из-за чего это происходит?

— С точки зрения качества кадров мы все еще сталкиваемся с отдаленными последствиями катастрофы 1917 и 1991 годов. Становление и развитие института государственной службы, наполнение его людьми, для которых служение государству осознанно выбранный и единственно возможный способ жизни, — это процесс, который далек от завершения. И поэтому периодические «чистки» обязательно должны быть — что мы, собственно, в последние дни и наблюдаем.

— Есть проблемы и с образом чиновника в общественном сознании.

— Вот приезжает чиновник в больницу, а на него смотрят скептически как на человека, который зажрался. Я могу точно сказать, что современные чиновники работают не с 8 до 18, а живут на работе! И чаще всего они совсем не зажрались. Но отношение к ним пока не перестроилось. И мне кажется, что нынешнее время в большей степени требует не корректировки образа, чтобы снимали фильмы или сериалы про «хороших» чиновников, а разноплановой тонкой и умной селекционной работы в различных целевых группах.

— Как нам кандидатов с «потребностью в служении» отличить от остальных?

— Наблюдать, причем лучше всего с детства. Выделять этих людей с раннего подросткового возраста и обучать. Нужно делать так, чтобы эта селекция пронизывала все слои общества. Обращать внимание на людей, которые проявили себя делами. Кадры решают все, как сказал еще Сталин.

— Почему у самого Сталина произошла деформация личности, приведшая страну к репрессиям?

— Я не уверен, что у него произошла деформация личности. Допускаю, проявленная жесткость была особенностью времени. Давайте попробуем себя поставить на место этого человека. В юности он бросил учебу, связался с бандитами, грабил банки, отбирал деньги. Ему досталась огромная разрушенная страна, ценность которой он осознает. Он окружен убийцами, кровожадными и беспринципными людьми, которые периодически плотоядно смотрят на него. Какие качества у него разовьются?

Искупивший вину, должен служить обществу

— Но личность политика может деформироваться?

— Конечно может, потому что власть подразумевает большие психические нагрузки. Поэтому вопрос стрессоустойчивости и внутренней дисциплины — один из самых главных.

Один представитель власти мне как-то заявил: «Я хороший профессионал. У меня нет привязанностей, нет друзей, нет семьи и даже квартиры нет». Я поинтересовался у него: «А как же вы расслабляетесь?» А он ответил, что зимой ходит в одиночные походы, чтобы лазать по отвесным скалам. И он живет так 30 лет! Вот такая дисциплина должна быть для того, чтобы человек не сломался от этой ответственности.

— Как Зеленский из добродушного комика превратился в психопата: власть сломала его?

— Зеленский — это пример современного западного политика эпохи упадка государства. Зеленский — имитация, симулякр, призванный скрывать истинную власть на территории нынешней Украины. По профессии — актер, только служит он не искусству. Вспомните, доктора Менгеле, проводившего опыты на узниках Освенцима. Он был по профессии врач, но врачом его назвать невозможно. Так и Зеленский — актер, которого невозможно назвать актером. А его эксцентричность и эмоциональность — это просто технические приемы. Предполагаю, что это на самом деле достаточно холодный и отстраненный человек.

— Почему на психику одних власть оказывает большее влияние, чем на психику других?

— В своей практике я часто видел людей, на которых власть не оказала вообще никакого влияния. Это люди со сформированными еще с детства ценностями. Очень много человек выносит во время своего обучения в школе. Не случайно в день инаугурации Владимир Путин встретился со своей учительницей. Конечно, бывает и так, что человек не выдерживает нагрузок или давления. И это становится для него тяжелым переживанием.

— Может ли чиновник, отсидевший за взятку, снова вернуться на свой пост?

— У нас в этом плане умные законы, которые предусматривают ограничение в занятии определенных должностей на определенный срок. Человек, расплатившийся за свои преступления, должен иметь возможность служить обществу. Надо понимать, что если активный человек не служит обществу — он начинает служить злу. Конечно, таким людям нужно дать возможность реабилитироваться и приносить пользу!

— Некоторые эксперты опасаются, что новая элита, сформированная из участников СВО, может злоупотреблять властными полномочиями. Насколько это возможно?

— Разве наши деды, вернувшиеся с Великой Отечественной войны, массово превышали какие-то полномочия? Нет, все в целом было нормально. Катастрофа случилась не тогда, когда они пришли, а тогда, когда они ушли из власти.

Я, как и многие, смотрю на людей, возвращающихся с СВО, с надеждой и оптимизмом. Возможно, им придется чему-то учиться — гражданская служба отличается от военной. Тем не менее поколение, которое вернется с СВО, будет закаленным, и надеюсь, что некоторых вещей они не потерпят…

— Каких, например?

— Для молодежи позднего советского периода было свойственно заискивание перед Западом и некритичное отношение к культуре потребления. В то время в стране насаждался культ денег. Поколение, которое сегодня в бою создает будущее России, уверен, будет ясно различать настоящие и ложные ценности.

ДОСЬЕ

Андрей Березовский — врач-психиатр, психотерапевт ГАУЗ СО «Психиатрическая больница № 3» в Екатеринбурге. Специалист по групповой и индивидуальной психотерапии, эриксоновской терапии и гипнозу, активным методам обучения и организации терапевтических сообществ.

Окончил Самарский медицинский институт. Работал в медицинских учреждениях и центрах оказания психологической поддержки.

В 2012–2013 гг. — советник контрольного департамента аппарата полномочного представителя президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе.

В 2013–2018 гг. — начальник Департамента по вопросам внутренней политики аппарата полномочного представителя президента Российской Федерации в Уральском федеральном округе.

В 2018 году вернулся в медицину.

* Стэнфордский тюремный эксперимент — психологический эксперимент, проведенный в 1971 году американским социальным психологом Филиппом Зимбардо. Эксперимент представляет собой психологическое исследование реакции человека на ограничение свободы, на условия тюремной жизни и на влияние навязанной социальной поведенческой модели.

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.

  • 1) Нажмите на иконку поделиться Поделиться
  • 2) Нажмите “На экран «Домой»”

vm.ru

Установите vm.ru

Установите это приложение на домашний экран для быстрого и удобного доступа, когда вы в пути.