Оптимальный срок работы на одном месте — от трех до пяти лет

Общество

Не возникает ли обратный процесс — дискриминация тех, кто трудится на одном и том же месте годами? Мол, консерваторы, негибкие, куда с такими? Как вести себя при устройстве на работу «летуну», и как — «ветерану одного производства»? Об этом мы говорим с Александром Гроссом, шеф-редактором сайта Rabota.ru.

Александр, правда ли, что «летунов» становится все больше? И почему?

— Cейчас на рынок труда вышло так называемое поколение Игрек — люди, родившиеся после 1980 года. Им свойственны завышенные ожидания во многих областях.

Недавно в Интернете появился перевод статьи из одного американского издания, которая описывает представления «игреков» о жизни. Для их родителей, «поколения Икс», она выглядела как график, где сначала подъем в гору — годы упорного труда, а потом ровная площадка, где они наслаждаются достигнутым. А «игреки» считают, что сначала надо просто подождать, пока мир оценит, какие они чудесные. А потом — стадия наслаждения, причем картинка будет более радужной, чем у родителей.

Прибавьте к этому влияние социальных сетей, где люди выставляют «улучшенные» версии собственной жизни, а о проблемах не распространяются. Твой «френд»ровесник публикует фото из дорогого ресторана или с курорта. Может, он копил на эти развлечения два года, сидя на хлебе и воде. А тебе кажется, что он — «в шоколаде», а ты, с твоей зарплатой в 40 тысяч, — «неудачник». Значит, надо что-то срочно менять! Например, работу… В нашей компании одна девушка, проработав 1,5 месяца в службе поддержки, заявила, что уходит: «У меня тут никакого карьерного роста!» Ну какой рост за такой срок? Хочу оговориться, что нельзя всех молодых грести под одну гребенку: в этом поколении есть и очень яркие, и очень целеустремленные, и очень преданные работе люди.

Сколько же лет лучше работать на одном месте?

— Любая компания хочет, чтобы человек задержался как минимум на 1,5–2 года. Ведь она вкладывает средства в обучение и адаптацию сотрудника, за меньший срок не увидишь отдачи. Но оптимальный срок работы на одном месте — от 3 до 5 лет. Тут со мной согласятся многие эксперты рынка труда. Если человек работает дольше, у него наступает застой, пропадает спортивный азарт.

— Допустим, человек меняет работу. Не зададут ли ему вопрос: «Что это вы 20 лет на одном месте сиднем сидели? Может, боитесь нового?»

— Если соискатель претендует на позицию такого же уровня, это, наоборот, вызовет уважение. Понятия «лояльность компании» еще никто не отменял. Сомнение может возникнуть, если человек все эти годы работал клерком, а теперь вдруг претендует на должность начальника. Что же он не совершил этот прорыв раньше? Но это можно объяснить на собеседовании. Сказать, например, что ты 3 года выполнял одни задачи, следующие 4 года — другие, то есть накопил разнообразный опыт.

В резюме полезно указывать причину смены работы и поиска новой. Можно приложить к нему сопроводительное письмо с объяснением, почему вы предлагаете рассмотреть именно вашу кандидатуру.

А как «летуну» подать себя в выгодном свете?

— Ни в коем случае нельзя врать, приписывать себе лишние месяцы работы или вообще заявлять, будто трудились в известной компании «без оформления». Это легко вскроется. А вот умолчать кое о чем иногда можно. Например, не указывать в резюме часть мест работы. Если вас возьмут, вашу трудовую книжку будет смотреть не тот человек, который проводил собеседование. В крайнем случае можно составить хронологическое резюме — в нем отмечаются приобретенные навыки, а не места работы.

Опытный рекрутер поймет, что это уловка, но если в целом резюме произведет благоприятное впечатление, вас могут пригласить на собеседование. А там все зависит от вас.   

КСТАТИ

Человек обычно меняет работу 5–7 раз за свою жизнь. В крупных городах, разумеется, этот показатель может быть и намного выше.

Повар не останется голодным, даже если рынок «остынет»

Сейчас эксперты в один голос отмечают, что на рынке труда «перегрев».

Спрос на специалистов превышает предложение, соискатели заламывают себе цену. Из-за чего это происходит и чем все закончится? В первую очередь, конечно, виновата демографическая яма. Молодых сотрудников попросту мало, и чем дальше, тем будет меньше.

— Российское население в трудоспособном возрасте «сжимается» в среднем на 1 миллион человек в год, и эта тенденция продолжится в ближайшее десятилетие, — говорит Ирина Денисова, профессор, ведущий экономист Центра экономических и финансовых исследований и разработок Российской экономической школы.

Среди этой немногочисленной молодежи еще меньше высококлассных сотрудников с редкими специальностями. Например, в дефиците «саперы» — так шутливо называют знатоков SAP, новейшей автоматизированной системы управления бухучетом и финансами. Они должны быть одновременно бизнес-аналитиками, программистами и специалистами по работе с клиентами.

Другие причины «перегрева» — неэффективное использование сотрудников и неравномерное развитие разных отраслей бизнеса. Сейчас процветают ресторанный бизнес и торговля, им постоянно требуется рабочая сила.

Как «погреться» возле перегретого рынка, извлечь выгоду из этой ситуации? И как выстоять, когда наступит «остывание»? Получить востребованную профессию.

Портал Rabota.ru подобрал топ-5 самых нужных специальностей

■ Повар. Комментарии излишни. Кто рядом с едой, тот голодным не останется.

■ Рабочий. Сейчас в связи с наведением порядка в сфере миграции зарплаты могут повысить: раньше гастарбайтеры сбивали цену на труд.

■ Специалист по продажам, продавец-консультант.

В этой области высокая текучка (студенты, получив диплом, уходят работать в офис), и всегда нужны сотрудники.

■ Системный администратор, специалист технической поддержки.

■ Охранник. Важным козырем при устройстве на работу будет лицензия об окончании курсов.

Оптимальный срок работы на одном месте — от трех до пяти летФото: prepress

Социальные сети помогают оздоровить атмосферу

Природа человеческая не меняется уже много тысячелетий. И проблемы в рабочих коллективах все те же — интриги, сплетни, служебные романы. Однако специалисты рынка труда утверждают, что в последнее время появилось удобное средство для их разрешения — социальные сети. Только не обычные, а корпоративные.

— Главная проблема современных коллективов — проблема скорости и качества коммуникации, — говорит Евгения Любко (Шатилова), основатель социально-мотивационной платформы Pryaniky.com. — Компании заботятся о том, чтобы налаживать горизонтальные связи. В корпоративной социальной сети рядовой клерк может послать личное сообщение менеджеру и получить ответ.

…Молодой системный администратор начал шутить в корпоративной сети над бухгалтерами, которые часто дергали его «по пустякам» (как ему казалось). Публиковал карикатуры — овечки уткнулись в компьютеры и недоумевают: «Как это — неправильный пароль! Ой, заработало, а что с ним было?» Девушки из бухгалтерии не остались в долгу и стали пускать шпильки в ответ. На переписку обратил внимание менеджер по кадрам и тут же среагировал: пусть этот умник проведет мастер-класс для бухгалтеров по компьютерной грамотности. Желание дерзить у юноши сразу пропало.

— Конфликт вскрылся в виртуальном пространстве и там же был нейтрализован, — говорит Евгения Любко. — А ведь мог тянуться годами и отравлять атмосферу. Через единое информационное пространство компания может транслировать ценности, соблюдения которых ожидает от сотрудников.

Корпоративные сети могут поощрить людей к тому, чтобы делиться знаниями. По словам Евгении Любко, сейчас есть неприятная тенденция: пожилые сотрудники не спешат обучать молодых, боясь, что те их потом «подсидят».

— Молодой сотрудник может месяцами просить совета у старшего коллеги, а в ответ получать: «Думай сам!» — приводит пример Евгения Любко. — Но если вопрос задается не в кабинете наедине и не в кулуарах, а в публичном пространстве, отказаться неловко. К тебе проявили уважение как к эксперту! В случае конфликтов выручает «геймификация» — использование игровых технологий для мотивации. Такие, казалось бы, детские методы помогают справиться с недетской враждой.

— У одного нашего клиента среди коллег было двое непримиримых врагов, — говорит Евгения Любко. — Их невозможно было объединить в одну проектную группу. Компания воспользовалась нашей системой. В рамках программы «Признание» коллеги этих непримиримых персонажей стали высказывать им благодарность в сети. Через некоторое время заходит наш клиент на офисную кухню и видит: сидят недруги и мирно обсуждают какую-то рабочую задачу. А всего-то и надо было — увидеть коллегу глазами других людей.  

Как фрилансеру вернуться на постоянную службу

На весну и лето приходится пик увольнений по собственному желанию.

Солнечная погода подпитывает радужные надежды: отдохну, а потом буду работать на себя. Однако вольные хлеба оказываются не особенно сытными и сладкими.

…Марина Салтыкова, учитель английского, ушла из школы и два года жила частными уроками. Оказалось, для того чтобы зарабатывать на прежнем уровне, трудиться надо втрое больше. Марину без проблем взяли на прежнее место. Но, во-первых, она привыкла, что на уроке у нее один-два ученика, причем старательных. Марина забыла, каково это — целый класс, который надо еще призвать к порядку и заставить работать. А во-вторых, за эти два года ее неприятная коллега Юлия стала завучем.

И каково теперь работать под ее началом?

— Типичные проблемы фрилансера, — говорит Руслана Беренд, руководитель банковского направления холдинга «Империя кадров», член некоммерческого партнерства «Эксперты рынка труда». — Теряется связь с профессиональной средой, работник замыкается на сформированном круге клиентов. А в компаниях в это время жизнь не стоит на месте, меняется кадровый состав. Особенно плохо уходить на фриланс специалисту, чья работа связана со структурированным бизнесом, множеством регламентов, методик, внутренних правил.

… Валентина, бухгалтер, перешла на надомную работу. Через год решила вернуться, но собеседование оборвалось на десятой минуте. Валентина настаивала, чтобы ей разрешили приезжать не к 9, как всем, а к 10.30. Ребенка отдали в школу, которая далеко от дома, и сложилась традиция, что его туда возит мама. «Все равно первые полтора часа — не работа, а раскачка!» — пошутила Валентина. И даже не поняла, почему кадровик разозлился. Ведь за год она привыкла общаться именно в таком стиле.

— У человека, просидевшего дома хотя бы полгода, ослабевает самодисциплина, ему трудно поставить себя в рамки четкой структуры компании, — говорит Руслана Беренд. — К тому же фрилансер теряет навыки работы в коллективе, забывает о субординации. Он уже не «командный игрок», его интересует только «личный зачет».

Как же бороться с желанием «на волю, в пампасы»?

— Полезно бывает сузить сферу деятельности, — советует Руслана Беренд. — Например, директору по персоналу или бизнес-тренеру можно перейти в департамент компенсаций и льгот. Он потеряет в зарплате, но рабочий день сократится, замедлится профессиональное выгорание.

Если все же дошло до увольнения, разумеется, нельзя сжигать за собой мосты. Надо поддерживать отношения с коллегами, узнавать новости, но делать это незаметно для руководства. А то у бывших сослуживцев будут проблемы.

«Могут подумать, что вы хотите воспользоваться ресурсами компании — например, переманить клиентов», — говорит Руслана Беренд.

При возвращении в офис — неважно, в свой или на новую работу — нельзя признаваться, что соскучился по стабильному доходу.

— Надо говорить, что хочешь стать частью коллектива, делиться опытом, — советует Руслана Беренд. — Любому начальнику приятно, что соискатель стремится прежде всего отдавать, а потом уже брать.

Оптимальный срок работы на одном месте — от трех до пяти летФото: prepress

Google newsGoogle newsGoogle news