втр 15 октября 02:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Дорогие ее девчонки

Дорогие ее девчонки

Встретиться через пятьдесят лет им помогла «Вечерка»

[b]Письмо с этой фотографией мы получили в январе. Писала нам учительница, постоянная читательница «Вечерней Москвы» Раиса Яковлевна Надеина. Сейчас она на пенсии. В своем письме учительница вспоминала о своих первых ученицах, о своей первой школе. А было это в послевоенной Москве, в Измайлове[/b]. Узнав о том, что в газете появилась рубрика «Найди меня», Раиса Яковлевна обратилась к нам с просьбой опубликовать старую фотографию, на которой она со своими ученицами, со своим первым классом. Может быть, откликнутся ее девочки? Сама она была тогда всего-навсего на девять лет старше их, только-только после педучилища! [b]Вот строки из ее письма[/b]: [i]«...Я проработала в школах в общей сложности 48 лет (школа 646, институт № 94, школы 536, 679). Много учеников прошло за эти годы. Память о них – фотографии и поздравительные открытки. Но вы – мои первые! О вас самые теплые воспоминания. Ведь тогда я была молода. Помните наши прогулки по лесу, Измайловскому парку, игру «Тимур и его команда», хороводы вокруг новогодней елки? Помните встречу с артистами только что вышедшего тогда кинофильма «Молодая гвардия» в актовом зале школы? Я не забывала никогда. По возрасту вы давно бабушки, а в моей памяти вы такие, как на фотографии: маленькие, послушные, жизнерадостные, любящие меня, а я вас. Вгляделась в фото, вспомнила вас и сразу помолодела, вы мне дали силы жить дальше...»[/i] [i]«С надеждой и благодарностью»[/i] было подписано то письмо… [b]«Это же наша Раиса Яковлевна!»[/b] – Это кто?! Это «Семейный круг», да? – взволнованно прокричал в трубку женский голос. – Я про ту статью, где учительница ищет своих учениц! В январе была! И фотография! Это мы, мы! Это же наша Раиса Яковлевна! Я у вас тут, внизу, в редакции, это мы, это наш класс! Где она, как ее найти?! …И как я только трубку в руках удержала? Если честно, если совсем уж, абсолютно честно: ну не очень-то верилось в затею, когда завели рубрику «Найди меня». Когда пошли первые публикации – письма и фото. Друг потерял друга, школьницы разыскивают одноклассниц, учительницы – своих учениц. Мы, конечно, исправно публиковали все, что вы нам присылали. Но! Слишком мала была вероятность. Что кто-нибудь увидит, узнает, найдет, разыщется... И вдруг!!! Понятно, понеслась вниз по редакционной лестнице, прыгая через три ступеньки. И прямо кинулась ко мне невысокая круглолицая женщина в куртке: – Галина Филипповна я, Тамбовцева моя фамилия, это до замужества, а сейчас Сидорова, а вот это – ваша газета, а вот у меня еще фотография, только это уже четвертый класс, да где же она, Раиса Яковлевна, как ее найти?! – протараторила, не переводя дыхания. …Иногда я очень люблю свою профессию. Нечасто, но люблю. [b]А которая ты, мама?[/b] Дальше все было просто: я дала телефон. Они созвонились. И договорились о встрече. На которую (естественно!) напросилась и я. …Легко сказать: «созвонились, договорились»! Тоже ведь – целая эпопея. Собственно, Галя, Галина Филипповна, узнала о газете от своей подружки Нины Оборкиной, а Нину Оборкину узнал на фотографии ее же сын, и даже не то чтобы узнал на снимке, а просто бросилось в глаза: [b]«Школа № 646, в Измайлове, первый класс «Б»…»[/b] «Мама, это же твой класс!» «Где? Да ладно, не может быть...» «Ну как не может? Вот – фотография, вот – текст, вот – девчонки. А которая ты?» И увидела себя Нина Оборкина – в самом верхнем ряду, самая беленькая девочка, с короткой, «под мальчика», стрижкой. И прочитала, что «помнит и любит вас, дорогие девочки, ваша первая учительница Раиса Яковлевна…» Могу вообразить только, что там было! А телефона-то нет у Нины, потому как за городом живет, но с двумя подружками-одноклассницами – и однофамилицами! – Галей и Валей Тамбовцевыми отношения поддерживает, а встретились тоже спустя много лет после школы… Ох, да если все перипетии описывать – так уж точно места не хватит. Ладно, к главному перейдем. Недели две созванивались да перезванивались, да место уточняли. И много раз за это время мы с Раисой Яковлевной по телефону переговорили – и столько всего рассказала мне старая учительница… Вот только слово «старая» к ней – ну никак не подходит! [b]У «Семейного очага»[/b] Я-то грешным делом думала: одинокая, божий одуванчик, вся радость жизни – в старых фотографиях, живет себе, век доживает. Крючком салфеточки вяжет. Ну прямо с картины известного художника «Все в прошлом». А она! – Так, я думаю, встречу мы организуем в ресторане, – говорит она мне. – Я подготовила сценарий, придут девочки мои, а еще соберутся учительницы, у которых я была первым завучем и директором школы, правда, это было уже позже гораздо, не в Измайлове, а в Чертанове… – В ресторане? – удивилась я. – А удобно? И потом… вы меня, конечно, извините… но насчет денег?.. – Удобно-удобно. Это, видите ли, НАШ ресторан. Мы с ним дружим. Вроде как подшефный. Директор нас привечает. Все наши встречи там проводим. Нашим бабушкам помогает… Кого «нас»? Почему «наш»? Какие «наши бабушки»? – Этот ресторатор – он ваш ученик, что ли? – пытаюсь догадаться я. – Не совсем, – совсем уж загадочно отвечает Раиса Яковлевна. – Вот увидимся – и вы все поймете… Итак, у главного входа в «Семейный очаг», это ресторан так называется, в 14 часов. Договорились? И в ее голосе прозвучали совсем уж «директорские нотки». Вот тебе и «божий одуванчик»! [b]Как они встретились[/b] …И представьте себе, что именно в этот день, в ту субботу, началась-таки весна. Серым мелким дождичком, хмурым небом и лужами по колено. Мы стояли с Раисой Яковлевной на ступеньках, и было уже начало третьего, и рассказала она мне в конце концов, что за таинственные отношения связывают этот ресторанчик и ее коллег-учительниц из разных чертановских школ. Почему этот «Семейный очаг» для них «свой». Потому что неугомонная Надеина хоть и на пенсии, но активности позавидует и молодая. А также пробивной силе! И раз уж было принято в районе такое решение – устроить в жилом доме «точку питания», то пускай эта самая«точка» и делится с теми, кто в этом доме живет! И добилась, и «задружилась» с директором, и оказался он понимающим и сочувствующим человеком, и теперь каждый месяц получают бабушки, живущие в доме, продуктовые пакеты: просто так, не к праздникам, а постоянно! А что касается праздника – то на 8 Марта каждой из своих подопечных подарил по шикарной розе… А еще есть у них свой клуб – «Золотая осень» называется. Старые учительницы, всю жизнь отслужившие в школах, собираются здесь, где для них всегда накрыт стол, где тепло и уютно, где все по-домашнему… …И все время, пока рассказывала, все всматривалась Раиса Яковлевна сквозь пелену серенького дождя, все глядела туда, где трамвайная остановка, откуда должны были появиться ее девочки. Все всматривалась, все теребила цветы в руках… – Ага! Вижу. Вон трое идут! Оборкину вижу… Я уже перестала чему-либо удивляться. Но рассмотреть кого-то за сто метров (а может, и больше)? И не просто «кого-то» – а тех, которых не видела полвека! Нет слов. Вот так они и встретились. Четыре пожилые женщины: три бывшие ученицы и бывшая их учительница. Кинулись друг к другу. Обнимаются, целуются. «Ниночка!» – «Галочка!» – «Валечка!» – «Ой, Раиса Яковлевна, а вы совсем-совсем не изменились…» …Я пойду, тоже поплачу немножко, ладно? Потом допишу. [b]Измайловские яблоки, ваза из 50-х[/b] А потом сидели мы за столом и пили шампанское за встречу, и пирожные были, и фрукты, и еще пирожки, которые испекла накануне сама Раиса Яковлевна. И за встречу пили, и за всех присутствующих, и за всех отсутствующих, за всех учительниц и за всех учениц, за свою школу и за другие школы. – Дорогие мои девочки, хочу вспомнить, как я к вам пришла, в ваш 1 «Б». Это было 30 сентября 1948 года. В школе мне сказали, что я должна обойти всех вас, моих будущих, моих первых первоклассниц. И я пошла! Ваши мамы открывали мне двери, я говорила: «Здравствуйте, 1 сентября приходите в школу!» А мне отвечали: «Хорошо, деточка!» Вы понимаете? Меня, с мо- ими косичками, за учительницу никто не принимал! И даже после первого школьного дня многие родители просили, чтобы вас от меня забрали и отдали другой учительнице, более опытной! Но вас от меня не забрали… и вот теперь мы… и вот… и вот мы снова вместе! Как они смотрят, как слушают ее – Валя, Нина, Галя! Как «едят» глазами! Словно снова на уроке, как и не было этих пятидесяти лет. …А на столе перед Раисой Яковлевной – ваза с цветами. Стеклянная, «под рубин». Удивительная ваза! Оттуда, из 50-х: подарили когда-то учительнице эту вазу ее ученицы. Надо же: дожила, не разбилась! И вспоминали свое родное Измайлово, и войну вспоминали, и те первые послевоенные годы, когда пошли они в школу… – А парк наш Измайловский помните, девочки? Парк, что помог выжить в войну: собирали там валежник, хворост, сухостой, тем и топили печки, потому как домишки там были старые. И сады – ах, какие там были сады! Какие там росли яблоки! – А помните, как строили метро? Тот отрезок пути, что идет от станции «Измайловский парк» до открытой «Измайловской», – его как раз на их глазах и строили, и жили они прямо у ветки – многие… И про себя, про то, как жизнь сложилась, рассказывали, разумеется, девчонки своей первой учительнице: Нина стала поваром, Галя была медсестрой, Валя – мастером на фабрике. На троих у них двое внуков, но – все еще впереди. И снова, и снова: – А помните, Раиса Яковлевна?.. – А помните, девочки?.. [b]Никогда не теряйте надежды![/b] А за столом рядышком оказались мы с Ниной Ивановной Дробышевской, учительницей 855-й школы – одной из тех, в которых пришлось впоследствии трудиться Надеиной. И оказалось – ну просто вечер встреч и совпадений! – что Нина Ивановна тоже посылала письмо в «Вечерку», и я его получила! Письмо по поводу Дня Победы. О том, что ребята в школе пишут сочинения про своих бабушек и дедушек, а многие уже и про прабабушек и прадедушек. Про то, как отозвалась война в их судьбах, жизни их семей. И уже собралась целая школьная Книга памяти этих сочинений ко Дню Победы – «Вспомнить всех» называется. А еще рассказала о судьбе директора 679-й школы, где тоже когда-то работала вместе с Надеиной. О фронтовике, участнике Сталинградской битвы Василии Арсеньевиче Костюшине, и о том, какая замечательная была при нем школа! Он умер, ушел из жизни. И есть заветная мечта у всех, кто с ним работал, кто у него учился: открыть мемориальную доску на здании школы, где директорствовал… И это письмо – я пообещала Нине Ивановне – обязательно будет опубликовано в «Вечерке». Обязательно. …За «Вечерку», между прочим, тоже выпили. За то, что помогла встретиться, за память, за доброе – всегда! – отношение к людям. А я-то, маловерная, думала: втуне пропадает наша рубрика «Найди меня»! Ведь сколько было публикаций! А та, надеинская, аж в январе уже прошла. Нет, никогда нельзя терять надежды! Кто-нибудь да увидит, услышит, расскажет, вспомнит, найдет. Нашлись же! – …Ах, какая молодец наша Раиса Яковлевна! – волновалась рядом со мной Нина Ивановна. – Ну просто молодец какая! А как вы думаете, Олечка, может быть, мне тоже можно написать письмо – вам? У меня ведь тоже фотографии сохранились – правда, я в мужской школе начинала работать. Как считаете? Да о чем разговор, Нина Ивановна?! Ради бога, конечно! «Дорогие мои мальчишки» – ну чем не заголовок? Для следующей статьи. Для нашей рубрики «Найди меня». Для вашего «Семейного круга».

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада