Марина едет на юг
Игорь Ивандиков – старший фотокорреспондент «Вечерней Москвы». В газете работает с 1991 года. Поклонник рок-н-ролла и Кирила Бонфильоли. / Фото: Олег Бурнаев, «Вечерняя Москва»

Марина едет на юг

Общество
Мой сын лежал, обутый в горные лыжи, на снежном склоне и орал на всю маленькую страну Андорру: «Папенька, перестань меня фотографировать! И не надо публиковать эту фотографию!».

Умные люди говорят, что социальные сети до добра не доведут. Я сделал наоборот: помог сыну встать на лыжи, попросил его сфотографировать меня на фоне гор и выложил фотографию в сеть.

После катания мы отдыхали с семьей в нашем роскошном гостиничном номере (балкон, посудомоечная машина, кожаный диван, утренний крик младенца за стеной), лакомились нехитрыми консервированными сосисками и играли в традиционную баккару. Я, разумеется, выигрывал, но когда мне пришли четверка и двойка, а жена была банкометом, я с удовольствием вышел из игры, чтоб ответить на сигнал мобильного о том, что мне пришло новое сообщение. Писал музыкант австрийской группы Die 3 Friseure («Три парикмахера») Бернард Видерин: «Игорь, видел твою фотографию в сети, вы у нас в Австрии?» — «Нет, Бернард, мы в Андорре» — «Игорь! Я опять хочу сделать песню на русском языке, но не хватает хорошей идеи. Мне трудно подобрать слова, не мог бы ты придумать нам что-то русское, но простое и понятное?». Я обещал подумать. К баккаре я в тот вечер не вернулся.

Следующие 6 дней я думал. Думал, когда ехал по красной лыжной трассе, думал, когда падал на красной трассе, думал, когда покупал литр «Абсолюта» за 7,55 евро в супермаркете деревни Ла Массана, думал, когда врезался ногой в автомобиль в столице Андорры, думал, когда летел в самолете из Барселоны, думал, когда вернулись в Москву, и внезапно придумал, когда пылесосил в кухне.

Написал Бернарду: «Я придумал тебе простое русское слово: задержка!», «Что это значит?», «Когда ты холост и беспечен, а твоя подружка говорит тебе: «Милый, у меня задержка», это значит конец твоей прежней жизни и начало новой, если ты не подлец. Это значит, что подружка беременна». Бернард надолго задумался, потом осторожно ответил: «Звучит неплохо. Я даже придумал припев: «Я пунктуален, а ты задержка». Давай еще».

Придумать что-то еще я уже не мог и позвонил Синякову. Синяков отказал: «Мне через неделю лететь в Брюгге с Соловьевым. Придумать простое и русское сейчас не могу, позвони Кутинову, он профессиональный автор песен». Кутинов не хотел меня слушать, пока не расскажет, какую новость он только что слышал по радио: «Там где-то в Екатеринбурге задержали нелегальную партию элитных немецких кроликов, и диктор трагично сообщает: «Один кролик уже умер», потом делает паузу и радостно: «Зато трое потом родились». Какое у тебя дело?». Я рассказал, что надо сделать, Кутинов сказал: «Не проблема!» и пропал.

Через два дня я ему позвонил: «Как дела?» — «Написал две, пишу третью, но у меня не работает интернет» — «А что говорит техподдержка?» — «Как обычно: перегрузите модем. Все равно не работает».

Провайдер Кутинова в Зеленограде, почините ему, пожалуйста, интернет! Группа «Три парикмахера» ждет его песни, одна из них может стать международным хитом, вот несколько строк: «Я и Марина, мы едем сегодня на юг. Я не любовник, я просто преданный друг. Я и Марина, мы знаем, как страшен прибой. Я и Марина, мы вряд ли вернемся домой».

ОБ АВТОРЕ 

Игорь Ивандиков - старший фотокорреспондент «Вечерней Москвы». В газете работает с 1991 года. Поклонник рок-н-ролла и Кирила Бонфильоли.

Google newsGoogle newsGoogle news