сб 19 октября 11:09
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

От имама Шамиля до Шамиля-террориста

От имама Шамиля до Шамиля-террориста

Искусственная инъекция в исламское общество

[b]Случилось так, что готовил я статью о проблемах национальной идеи, но тема рухнула под обломками взорванных зданий с сотнями соотечественников, погибших от чужой и к тому же ложной нацистско-религиозной идеи. Как всякая насильственная идеология, и эта рождена не народами. Она вводится в исламское общество как искусственная инъекция. Впрочем, наш многострадальный народ не однажды соглашался с идеалами, возникшими не изнутри общества и на общественное благо, а в угоду правящей элите.[/b] [i]История российско-чеченских отношений повторилась в духе Кавказской войны прошлого века, да с такой точностью, словно обе стороны следовали вытащенному из нафталина истории сценарию. Но то, что говорится сейчас, никто бы не услышал несколько лет назад в шумных спорах о безнравственности вторжения в Чечню, доходивших до иллюстрации к басне И. А. Крылова, где у ручья встретились Чечня-ягненок и Россия-волк. Этот спор не прекращался даже после средневеково-варварской экспедиции Шамиля Басаева против больных, рожениц и детей Буденновска. Не прекратились абстрактно-гуманистические восклицания и после убитых варварами сотрудников международного Красного Креста, и после отрезанных голов других иностранцев, выброшенных на пыльную дорогу на устрашение миру.[/i] Вспомним, что на Чечню никто не собирался нападать, никто даже не угрожал агрессией, когда уже бряцали оружием перед телеэкранами ее боевики и дальновидный политик Жириновский с пафосом одобрял это бряцание. Никто не угрожал Чечне, когда совершались с ее стороны диверсионные акты с банковскими авизо, прямые теракты с захватом транспортных средств. Никто, даже сумасшедшие, в России в то время не помышлял о войне. Первым заявил о джихаде против России генерал-президент Дудаев. Вскоре было произнесено еще одно, более жестокое, слово — «газават», что означает священную войну против гяуров-иноверцев. Согласно газавату, убийство гяура, ребенка или взрослого — безразлично, считается угодным Аллаху и обеспечивает убийце рай с фимиамами, гуриями и прочими наслаждениями. Ни Аллах, ни пророк его Магомет не повинны в изобретении газавата — это придумали исламские фундаменталисты. В ХХ веке форпостами агрессивной и бесчеловечной идеологии стали Ливия, Ирак, Иран, Саудовская Аравия. Нужно ли это народам этих стран, можно судить по новому Ирану, в котором победила мусульманская партия с более здоровой нравственностью: освобожденный от радикалистских крайностей народ вздохнул полной грудью, молодежь празднично вышла на улицы. Мы в те годы никоим образом не уловили опасной связи дудаевских тенденций с международным радикальным исламизмом, от которого уже успели нахлебаться горя другие страны. И получили газават во всем его гнусном объеме: убийствами из-за угла, массовым уничтожением людей всех возрастов, пленниками, обращенными даже не в рабов, а в бесправных скотов. Все мы — гяуры, а за смерть гяура — рай. Символом газавата стало мрачное имя террориста Шамиля Басаева… Почти все это уже было в минувшем веке, когда большие и малые племена Кавказа, жившие по своим вековым обычаям — адату, кто по доброй воле, кто насильно были вовлечены в мусульманство и впервые услышали проповеди Гази-Мохаммеда о священной войне против гяуров. В то время их олицетворяли в сознании горцев только русские. Идея очищения от грехов чужой кровью пришлась по душе и была подхвачена учеником Гази-Мохаммеда Шамилем. Последний после смерти учителя отправил на тот свет своего благодетеля Гамзат-бека, а заодно и его наследника, мальчишку, открыл себе путь к неограниченной власти в Аварском ханстве, был назван имамом и собрал под свое правление народы Дагестана и Чечни. С русскими он воевал методом абреков — «набег — отход», к чему впоследствии так активно призывал и Дудаев, что практикуется и до сих пор. Дальше было все, что мы с вами наблюдали за последние годы. Шамиль двадцать с лишним лет умело и коварно водил за нос наших правящих предков, а русские военачальники совершали точно такие же ошибки, как их нынешние коллеги: долго действовали разрозненными силами, малыми стычками, иногда, казалось, наносили серьезные поражения, так что Шамиль скрывался в горах и затихал. Военачальники успокаивались сами и убаюкивали высшую власть в Петербурге, а Шамиль тем временем возводил укрепления, смять которые стоило русским много жертв и усилий, и увеличивал свое войско. Думаете, соглашения по типу Хасавюртовского — открытие наших дней? Шамиль точно так же вдруг предлагал переговоры, заверяя противника в намерении замириться с Россией, и на этого лукавого червячка наивно клевали не только генералы, но и дипломаты. Выиграв очередную передышку, Шамиль начинал новые кровопролитные набеги. Война, как и теперь, шла не только с Россией. Соседняя Грузия поплатилась сожжением некоторых селений и увезенной в плен семьей генерала Чавчавадзе. Грузия была для Шамиля страной гяуров, а горские племена вроде бы свои — мусульмане. Но это обстоятельство и тогда не мешало устроить кровавую резню в случае малейшего неповиновения воле имама. Так что нынешнее нападение на мусульманский Дагестан, родину Шамиля, вполне в духе его собственных методов. Для своей резиденции он избрал селение Ведено и хорошо укрепил подходы к нему. (Именно там более столетия спустя появятся на свет братья Басаевы, один из которых, тоже Шамиль, среди многих других злодеяний совершил по ложным обвинениям расстрел главы администрации Веденского района, чтобы сделать его территорию надежным местом для своей защиты и подготовки очередных изуверских планов.) В 1858 году русская армия, вырубая просеки в лесах, строя дороги и укрепления, медленно продвинулась и взяла штурмом Ведено. Шамиль к тому времени стянул туда около семи тысяч горцев, ему подвластных. Но многие из кавказских племен изверились и в смысле, и в священности самой идеи войны. Видя, что от него уходят целыми отрядами, Шамиль решил сохранить для будущих реваншей верных ему чеченцев. Их увели в глубь Ичкерии, жителям Большой Чечни велено было уйти в горы. Но тут случилось непредвиденное, хотя и закономерное. Чеченцы вместо ухода в горы обратились к русским генералам с просьбой защитить их от Шамиля и ради этого готовы были даже переселиться в пределы России. Чечня оказалась первой, осознавшей в 1858 году бессмысленность войны против тех, кто не посягал на веру, обычаи, уклад жизни народа. Шамиль был выбит из Ведено и закрепился в высокогорном ауле Гуниб, но и здесь ему пришлось проиграть сражение. Он сдался командующему русскими войсками, которые за последние несколько лет вели на Кавказе грамотные, стратегически верные военные действия, преумноженные толковой дипломатией и гуманными намерениями высшей власти. В самом деле, Шамилю дали возможность выбрать место для проживания в Калуге, затем в Киеве, наконец, отправиться в Мекку, где он и окончил земной путь в 1871 году. Имам Шамиль был вождем, полководцем, воином. На его совести не было зверских расправ с безоружными людьми, убийств больных, рожениц и детей. Нынешнему его тезке вряд ли можно полагаться на столь же рыцарское отношение народов и правительств. Такой вот грустный сравнительно-исторический анализ от имама Шамиля до Шамиля-террориста. Но грусть меня одолевает не от них, но от наших «отцов отечества», которые ни при каких обстоятельствах не меняют своих привычек и установок. Если бы непомерные амбиции наших лидеров позволили им своевременно заглядывать в Книгу Уроков Истории, они давно бы заметили, как обширна территория, по которой гуляет тайный и явный газават, и не похмелялись бы наши солдаты во чужом пиру, в Афганистане, где шла и продолжается разборка фундаменталистов, в которой любой третий — больше, чем лишний. Среди многих печальных наследий великий вождь трудящихся и отец народов оставил не заслуженную нами обиду народов, репрессированных от мала до велика за деяния горстки виновных. У Басаевых со товарищи этот аргумент в постоянном ходу, поскольку их мораль позволяет мстить даже внукам за грехи дедов. К этому прибавился исламский нацизм, не страдающий муками совести и чувством сопричастности к общечеловеческому дому. Мы — нация великодушная, что доказали все исторические войны России. Но у нас всегда находились дух и мужество, чтобы защитить свой дом. Самое время вспомнить, какая сила — наша Россия, когда все слои и возрасты ее населения перед лицом опасности становятся плечо в плечо с теми, кто стоит на передовой линии. Тем более что эта линия оказалась под нами и мы все на ней стоим. У нас единая, многонациональная всероссийская цель — защита общего жилища — страны. [b]Александр КРАВЦОВ, [/b] [i]драматург, режиссер [/i]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?