вс 20 октября 01:39
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Аполлон и Буцефал патрулируют квартал

Аполлон и Буцефал патрулируют квартал

Особый режим в столице потребовал изменить патрульные маршруты конной милиции. Из лесопарков кавалерия переведена в жилые или «спальные» кварталы

[i]Охраняя жизнь москвичей, в непогоду и дождь кони и люди несут свою многотрудную службу по 10 часов в сутки. Всадникам «сверху видно все». С помощью постоянной мобильной связи с автопатрулем они усиливают наблюдение, делая его всеохватным. В оцеплении им нет замены. Они способны остановить панику. Если конники в оцеплении — трагедии на Ходынке не быть. Рядом с ними мы должны чувствовать себя спокойнее в самые тревожные дни. В Москве кавалерийский батальон входит в состав 4-го полка патрульно-постовой службы милиции ГУВД города. В нем около 400 человек. В патрулировании улиц участвуют 120—130 лошадей. Подобные подразделения есть более чем в 20 регионах России. В столичном мегаполисе они нужнее всего. Не только в экстремальных условиях борьбы с «привозным» терроризмом. В батальоне анализировали трагедию в Минске. Никто не сомневается: будь на празднике пива в белорусской столице конная милиция — страшной давки перед входом в метро, возможно, не было бы, не было бы человеческих жертв. Это горький урок всем. Никто так не чувствует и не знает, как милиция, что беда ходит рядом с праздником.[/i] [b]Столкновение под эстакадой [/b] Самая типичная ситуация — футбол. Кавалеристам громкие матчи запоминаются надолго. Для них страсти кипят не на зеленом поле, а вокруг стадиона, где после игры неистовствуют фанаты. Лучше, если толпа болельщиков «в мажоре», хуже, когда любимая команда проиграла. Многим хочется выместить обиду на других. Толпа становится агрессивной, склонной к вандализму. Так было после матча «Спартака» и «Динамо». Драка назревала. Массовая. 100 на 100. Не известно, каким бы печальным стал финал столкновения футбольных фанатов под эстакадой в Лужниках. Но шестеро всадников, вклинившихся в толпу, смогли остановить заваруху, усмирить неконтролируемую ораву. Каждый милиционер-кавалерист смог заменить в Лужниках десять пеших блюстителей порядка. Если не больше. На милицейской машине в тесное скопление людей не въедешь. Возможны несчастные случаи. А конь — это живая пружина, сдерживающая толпу. Только конные «миротворцы» способны разделить нагретую алкоголем и взбудораженную молодежь — предотвратить массовую драку или давку, когда эмоции помножены на десятки или сотни людей. [b]Такая разная публика [/b] Ребята из батальона считают, что публика у нас «неживодеристая». Но так ли это? Люди мы все-таки разные. Есть подонки, которые гасят сигареты о лошадиные бока. Их, слава богу, немного. На большинство людей лошадь и всадник одним своим появлением действуют усмиряюще и отрезвляюще. Психологически толпа обычно не готова «качать права» перед конной милицией, и ее энергия направляется в законопослушное русло. А кавалеристы владеют хитростями управления конем. Когда надо, он может так поддать, что разгоряченный сверх всякой меры гражданин «интеллигентно отлетит». Это вполне демократично. И дубинки не потребуется. Служба делает милиционеров психологами. Они знают, что конь под ними должен быть красивым и ухоженным. Тогда он невольно занимает внимание толпы, отвлекает людей от агрессивных проявлений. В батальоне лошади подобраны по масти — серые, вороные, рыжие. Это дает сочетание красоты и строгости. Все здесь делается по ранжиру. Даже клички дают по году рождения. Лошадей 93-го года называли на А — Агент, Арбат, Арамис.., 94-го на Б — Буцефал, Бизон.., 95-го на В — Вихрь… Есть даже Вампир. За что мерину дали такое имя? Может быть, он кусался? [b]Все лошади — немножко люди [/b] — Нечаянно может укусить любая лошадь, — говорит командир роты [b]Юрий Абрамов[/b]. — Но непослушных животных в батальоне нет. Неповиновение исключено. Они полностью доверяют человеку. У молодых, правда, случается испуг, но за месяцы и годы патрулирования он изживается. Когда лошадей закупают, они проходят специальную программу — на профессиональном языке: «ремонтную». Полный курс — 12—18 месяцев. Их учат прыгать, не бояться воды, огня, хлопков, выстрелов, взрывов. Комиссия дает допуск для работы в городе. Когда конь адаптируется в городской среде, ему устраивают второй экзамен. Наши воспитанники ко всему готовы. Дежурили на авиасалоне в Жуковском — не испугались ни оглушительного свиста истребителей, ни воя динамиков. За это дежурство мы получили благодарность областного ГУВД, а за матч «Спартак» — «Динамо» — благодарность руководства столичного ОМОНа. «Все мы немножко лошади», — написал Маяковский. К этому нужно добавить: все лошади — немножко люди. [b]— Как так? [/b] — Лошадь тоже устает, когда приходится работать по 8—10 часов. Тогда она, как человек, клонит голову да еще опускает уши. Для верховой лошади, несущей всадника в 70—80 кг, — нормальный рабочий день 4—5 часов в оцеплении. [b]— Но сейчас вы несете патрульную службу по 12 часов в сутки...[/b] — Особый режим в Москве. Очень серьезная нагрузка. Лошадям не легче, чем людям. Они нахаживают по 50 километров и больше, как мы, простужаются, кашляют, чихают, болеют теми же болезнями, терпят, когда им вводят антибиотики. У них нередко бывает ревматизм. Но батальонная ветслужба на высоте. Ставит коней в строй за три дня. Вы не поверите, но они тоже умеют симулировать. Был у нас мерин Сават, его мы прозвали Сачком. Перед тем, как покинуть батальон и отправиться на заслуженный отдых, на вольные хлеба в лесничество, он здорово научился сачковать. Если всадник неопытный, начинал хромать на все четыре ноги, желая вернуться в стойло. Он знал: опытного не обманешь — как ни в чем не бывало скакал на службу. Есть и другие симулянты... [b]— Приходится наказывать? [/b] — Есть пословица: на лошадь не плеть покупают, а овес. Любим мы своих питомцев, даже сладости им приносим. Думаете, пирожные только дети любят? Удивительные случаи рассказывают конники. Лошади умеют скучать от скучной работы, умеют шалить. Как-то в Лужниках лошадь зубами вырвала флаг у спартаковского болельщика и отправила себе под копыта. Стоит, будто ничего не произошло. Попробовал бы кто-нибудь вырвать флаг — драка неминуема. А тут все рассмеялись… [b]Схватка в Серебряном Бору [/b] Предотвращение давок, столпотворений одно — патрулирование малолюдных мест другое. Без конного патруля невозможно поддерживать порядок в лесопарковых зонах, местах отдыха, дачных поселках. Например, в музее-заповеднике «Коломенское», где вся живописная местность пересечена оврагами, злоумышленников много раз брали врасплох. Как-то милиционеры-кавалеристы Лукьянов и Горбунов возвращались с патрулирования в Серебряном Бору — наткнулись на группу из десяти молодых людей в приличном подпитии. Они дебоширили, стали выпендриваться перед девчонками: «Покажем этим козлам-ментам». И с бревном на милиционеров. Пытались стащить с седла. Но кони раскидали хулиганов. Те — наутек. Двоих настигли. Вызванный по рации автопатруль доставил их в милицию. Во время патрулирования лесопарков брали пьяных гуляк, жаривших шашлыки на кострах, воров, насильников. Покончили с нашествием рокеров в местах отдыха москвичей. Они развивали сумасшедшие скорости на узких аллеях, извилистых дорожках. Но от коня в лесу не уйдешь. Он путь перережет, будет на ухо храпеть. В Кузьминках одного рокера так напугал, что тот в пруд свалился. Однажды в лесном массиве у Северного Тушина конники увидели легковую машину. Оказалось, она в угоне. Милиция установила владельца, вернула автомобиль хозяину. Случалось находить и спрятанное оружие. [b]— Где нужней конная милиция — на стадионе? В лесопарке? В жилых кварталах? [/b] — Везде! — говорит командир батальона майор милиции Василий Попов. — Наша кавалерия создана не для парадов, а для работы. Это не показушное подразделение. Результаты его деятельности видны. Так, в последнее время резко сократилось число правонарушений в лесных массивах по столичным окраинам… [b]— Позвольте! Вы ведь и в парадах участвуете, на праздниках выступаете...[/b] — Когда бывает свободное время, занимаемся фигурной ездой под музыку — котильоном, джигитовкой. Участвуем в милицейских эстафетах, в недавнем Кубке мэра, в парадах... Спасибо московскому правительству, для этого все есть. К 850-летию города для конников пошита парадная форма, для лошадей — нарядные вальтрапы. Но сейчас не до праздников. Не о них речь... [b]Строим в Москве конюшни [/b] — Учитывая роль конной милиции, — продолжает командир, — столичные власти и лично мэр усилили внимание к подразделению. Мы на бюджете города, но по распоряжению мэра нам доплачивают еще 40 процентов. Приобретены новые животные на конных заводах Ростова, Воронежа, Тамбова, в ближайшее время будет закуплено самое современное оборудование для нашей кузницы. Улучшен рацион лошадей. Даем 7 килограммов овса, 9 — сена, соль и мел... Конечно, цирковых лошадей кормят получше. Наша служба — не сахар, «и опасна и трудна», как в песне поется. Служим. Батальон дислоцируется на улице Викторенко (недалеко от станции метро «Аэропорт»). Здесь его центральная база. На площади около полутора гектаров есть все — от конюшни и крытого манежа до ветеринарного лазарета, кузницы, шорной мастерской. Но маршруты патрулирования разбросаны по всему мегаполису. До недавнего времени конники сетовали: пока прибудешь на место, уйдет время, и лошади на асфальте стирают подковы до лезвия бритвы… Выход единственный — новые конюшни, стационары в отдаленных от главного места дислокации уголках города. Теперь они построены — в Кузьминках, Битце, Царицыне, Лосином острове, Измайлове, Крылатском, Коломенском, ВВЦ. Это экономит силы лошадей. Избавляет их от лишних путешествий по улицам, забитым автотранспортом. Сегодня возле Парка Победы на Поклонной горе увидела всадников в потоке машин. Притормозите, господа! Дорогу конной милиции! Она достойна уважения.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?